Category: экология

Category was added automatically. Read all entries about "экология".

рагнарёк (ragnarok) – реж. могенс х. кристиансен, янник йохансен (2020) – все серии, 1 – 6

тот случай, когда действительно не стоит доверять мнению – у норвежцев с «нетфликс» в этой второй попытке сотрудничества получился очень крепкий сериал, соединяющий в равных долях темы глобальной озабоченности экологией, осознание утвердившегося в мире и ненарушаемого классового разделения общества, даже крайне демократичного и либерального, темы взросления и «наследования» мира от предыдущих поколений и – освежения культурной памяти о об обеих «эддах», главным образом, конечно, о старшей, которую, естественно, никто иначе, как страшная, и не называет.

городок эдда, в котором с гордостью заявляют, что он стал последним, принявшим христианство, располагается в одде, где происходили сьемки сериала, и он этого достоен: глядя на горы, ледник, фьорд, бесконечное небо и невероятные лесные массивы, сразу понимаешь, что, если о чем можно и думать, ассоциативно вписывая в ландшафт, так это о неких древних песнопениях с персонажами (несколько раз персонажи разговаривают не то на древненорвежском, не то – древнеисландском), но вряд ли о христианстве.

в это место переезжает семья, мать с двумя крайне непохожими сыновьями, один из которых – большой и флегматичный дислексик, а второй – живчик с примочками эко-культуры. далеко ходить не надо, чтобы сразу же понять, что это как бы тор и локи, но сериал делает всё максимально мягко, отстраненно и без акцентуации. как, например, прекрасно в смысле мизансцены обставленная встреча тора и вёльвы.

сериал – никак не прямое перенесение «эдд» в современные реалии, из персонажей сделан определенный подбор, который как раз наилучшим образом соответствует в первую очередь – социальному расслоению, плавно переходящему в противостояние великанов и богов. великаны здесь тоже присутствуют, путь от обычных людей анатомически вроде бы не отличаются, первый среди них – ётун видар, глава предприятия, регулярно попадающего в экологические скандалы. борьба с великанами – это своеобразное иносказание к преодолению социально устоявшихся моделей чинопочитания и благоговения перед «высшими классами», процесс, знаменующийся множеством сопроводительных явлений.

в сериале предостаточно всего, убийств, борьбы за экологию, лирических страстей и вопросов жизненного выбора. завершенный достаточно открыто, он предполагает, безусловно, второй сезон, но главное – смотрится исключительно увлекательно именно как скрещивание совершенно вроде как несовместимого архаического героико-эпического нечитабельного материала и современности. хорошая задумка – и очень яркое визуальное воплощение.

перевал (der pass) – реж. сирил босс, филипп штеннерт (2019) – 02

совершенно непредсказуемый финал, которым завершался первый эпизод, жуткая сцена, которую можно было предчувствовать, но никак не предвидеть, получает своё продолжение во втором эпизоде. и сделано это не менее изобретательно, чем было сделано до того: словно мало было путаницы с первой жертвой, вводится дополнительная со второй. перевал есть не только как факт топографии, но и путь прохождения всей истории: она «переваливает» за пределы рационального, разумного, целостного, распадаясь на осколки и фрагменты и истекая кровью.

с помощью «дискредитирующих» сцен и крайне двусмысленных ситуаций конструируется совершенно параноидальная атмосфера, усиливающаяся и с помощью нелогичных предметов во вроде бы первозданном ландшафте, и – еще одним цифровым посланием, присланным среди камней, и – появлением не то экологической, не то религиозной общины, присутствие в которой пробуждает изгнанные из памяти воспоминания героя. нагромождаются тайны и скрываемые подробности. большей частью молчаливое течение событий не лишнего совершенно холодной и целиком и полностью мрачной атмосферы, где нет ни малейшего просвета. а когда озвучивается имя цернун (и в финале появляется изображение), реальность окончательно преодолевает свою границу, вступая во владения иррационального за пределами реальности преступления – тот момент, который много раз акцентируют немецкие критики, указывая, что авторам удалось очень качественно скрестить детективную и мистическую составляющие (нечто подобное уже было в «винограднике», но при всей своей красоте он не был чужд большого числа огрехов).

не то серийный убийца, не то – преступные сектантские действия. не то – расследование старого дела, не то – экологический мистический триллер. всё – и сразу, это делает зрелище очень ярким и убедительным.

ио (io) – реж. джонатан хелперт (2019)

нетфликсовская фантастика начала этого года (18 января) – случай того, когда что-то пытается казаться чем-то, при этом нарушая все правила игры и приводя к большому разочарованию, хотя в целом – будучи не столь плохим зрелищем: просто горизонт ожиданий настолько расходится с реальностью, что нет никакой возможности простить режиссеру его «мухлевание» с картами жанров, от которых но вроде бы отталкивается, но при этом делает полную «обманку».

экологическая фантастика – вроде бы очень интересный и полезный жанр, из которого может родиться что-то совершенно разнополярное, ни на что не похожее, но при этом одинаково интересное – но в данном случае это совершенно не та ситуация. полный минимализм, с которым снята эта фантастическая (во всех смыслах) история, противоречит самому определению фантастического как такового. рассказывая о переселении людей с умирающей от удушья планеты, откуда начинается движение к далёким звёздам, рассказ не уходит при этом с земли, более того – с одного ее угла, в котором в неких теплично-идеальных условиях оказывается героиня, проживающая высоко в горах, над уровнем, выше которого не поднимается ядовитая насыщенная аммиаком атмосфера. фантастика, которая всегда являлась формой, привлекающей для своей реализации «массовость», оказалась здесь в заложниках – без шуток – двух с половиной персонажей, двух постоянно действующих в кадре и одного появившегося меньше, чем на минуту, да и то, по сути, в виде призрака. есть еще и голос с далёкой ио, но он так и остается невнятным – не то голосом реального человека, не то – фантазии героини.

планета умирает, колония – устремляется к звёздам: есть ли возможность вернуть человечество на планету-мать, на которой умирает всё, где пространство очищается, напоминая больше всего начало времен, наполненное пустотой и мифами? – усиленное внимание к мифологии (да и выбор планеты для размещения человеческой колонии подле юпитера) обязывает. от ио и быка – к леде и лебедю через пчелиные ульи и единственную выживающую после ядовитого урагана пчелиную матку. может ли быть жизнь вне мира и вне человечества? – в пустоте по собственному выбору?
безусловно, конечно, что да, как утверждает режиссёр и утверждает история, с которой всё становится максимально ясно в тот момент, когда произносится имя отца героини: генри уолден. ясно, что без генри торо и его «уолдена, или жизни в лесу» не обошлось. фантастика – это не тот случай, явно; здесь – больше экологическая драма, некогда увиденная через экологическую же утопию. мать-земля, прими в свои объятия, так сказать. к финалу всё вообще приобретает характер неких мифоритуальных отношений и растворяется в полуреальном модусе (это получилось как раз неплохо – к фантастике, правда, не имеет ни малейшего отношения). дочка энди макдауелл, без сомнения, симпатичная дева, но играть феминистически-экологическую ипостась «уолдена» явно не способна. хотя в паре со вторым актёром смотрится. в общем, вышло маловменяемое зрелище. не лишенное хороших кадров. как заметил один из критиков, весьма уничижительно и справедливо охарактеризовавший картину, как ни чисты были бы мотивы создания фильма, минимализм здесь стал полным провалом, вся фантастика отсюда окончательно выветрилась. и поэтому рассматривать можно как прецедент жанра как отсутствия.

паразит. часть 2 (寄生獣 完結編) – реж. ямазаки такаши (2015)

неудивительно, что после настолько сильной первой части вторая кажется слабоватой – по сути, она такая и есть: пространства развития идей осталось не так и много – в этом смысле первая часть перетягивает на себя хороших процентов семьдесят содержательного поля, оставляя в основном место для манёвров визуального плана. но и его вполне достаточно для того, чтобы оставить зрителя удовлетворенным тем направлением, в котором развивается сюжет, хоть в нём и априори не может быть тех глобальных поворотов, которые бы могли перевернуть представление о всей сущности истории.

человек как паразитарное, паразитирующее и паразитогенное измерение жизни здесь проявляется во всей своей красе, вполне соответствуя тому «экологическому» месседжу, звучавшему и в первом эпизоде, и здесь – превратившемуся в сквозной фон, на котором происходит противостояние, причём – даже нельзя сказать, что рас, ведь раса, по сути-то, одна, но внутри неё есть некая величина, заставляющая задуматься о принадлежности к ней. безусловно, посылы и риторические вопросы о гуманистической сущности антропологического никак не могут претендовать на уникальность и неповторимость, всё это в достаточно степени прожёвано и пережито, но оттого не ликвидируется сама потребность в аналогичном вопрошании. всякая эпоха так или иначе задаёт вопросы о сущности и смысле своего пребывания (в отличие от цели) – то, что данная задаёт вопрос в таком формате именно в таком виде  -лишь следствие её глубокого осознания своей «монструозности».

монстр как атрибут человеческого здесь явлен во многих формах, из которых – нельзя сказать – какая более непривлекательна. точно так же – не столь однозначно «позитивное» выведение в истории всех интрудеров, которые автоматически не становятся воплощениями добра, никак нет. то, что история смешивает все черты антрополого-гуманистического и –пессимистического отношений, свидетельствует только в пользу хорошо продуманного сценария, не пытающегося автоматически расставить все точки над «і» и квалифицировать добро и зло в их однозначности и единообразии.

интересно то, что в стиле демонстрации «буйства паразитов» произошла трансформация, по сравнению с первым фильмом они более «растениеморфны», растворяясь в «экологии», стоящей за всем – экологии межчеловеческих отношений, но не менее того – и в экологии жизненной среды, о которой забывать не следует: не случайно апогей разворачивается в адском пространстве свалки над огромными котлованами с полыхающим огнём: эта свалка жизни, в которую большинство приходит и которую предпочитает не замечать, никуда не исчезает, и никому наверняка не известно, кто станет следующим телом, которое пожрёт этот огонь.

вторая лента более метафорична, в ней более явно выражено пристрастие к возвращению на экраны и в историю традиционных форм толкования добра и зла и демонической человеческой натуры – так, как это было характерно для классического искусства. размышления о ценностях, добродетели, универсалиях человеческой этики – всё это более-менее последовательно завёрнуто в образы, отсылающие к давно известной иконографии – особенно это заметно в сцене гибели тамия рёко, которая несмотря на всю свою современность оставляет след в виде «призрака служанки» хокусая.

пусть и более на подростковую категорию ориентированная, лента исключительно хорошо дополняет историю, оставляя несколько нужных зазоров, сводя все линии – да и просто хорошо развлекая.

геошторм (geostorm) – реж. дин девлин (2017)

ожидать от этого чего-то было бы большим авансом как теме, так и её воплощению – и не ожидая ничего особенного, «ничего особенного» и получил, в первую очередь, конечно, - семейную мелодраму с элементами комедии. поверх этого наслоенными оказались фантазии по поводу перераспределения власти в правящих американских кругах – и в довершение всего добавился достаточно патокообразный сироп из  организованной борьбы «мировой общественности» с угрожающей всем в равной мере экологической катастрофы (дивные завьялова / ильина, расширившие в своё время канонический учебник пятью дополнительными параграфами, не избегли искуса обсуждения экологических тем, вследствие чего все студенты страдают от стигматов вроде atommüllentsorgung, dieses-problem-geht-uns-alle-an, brennstoffstäbe, endlager, alternative-energiequellen и т.д.).

то, что это зрелище дополнительно сервируется на высокотехнологичном блюде в духе «гравитации», но несколько «для бедных», никак не трансформирует тему, выводя ее за пределы семейных разборок и неизбежных измерений неких органов линейками с сантиметровыми либо дюймовыми делениями. всё остается бытовой скороговоркой – между ближайшими родственниками, в то время как на плазменных экранах, занимающих свободное пространство мелькают то замерзающее цунами в бразилии. то смерчи в мумбаи, то потоп в саудовской аравии, то смертоносные заморозки в афганистане, то кипячение почв в гонконге. наверное, именно передоз катастрофического как «проходящего мимо» делает зрелище воплощением «страха, касающегося других», то есть – происходящего на экране, но не рядом с тобой. катастрофы случаются – но в другом мире (преимущественно в третьем – хотя есть и исключения вроде токио и гонконга, но здесь, вероятно, говорит не слишком скрываемое желание ликвидации конкурентов).

в фильм был вбухан огромный ресурс, в том числе – из актёров, но рождение мыши, пусть и происходило в планетарных муках, осталось рождением полёвки, ничем не дополнив и тем более не превзойдя аналогичные творения. геошторм отменили – ну и харе об этом. главное – всеобщее просперити на горизонте.