Category: эзотерика

Category was added automatically. Read all entries about "эзотерика".

одержимые / если бы не они (besatt) – реж. руне денстад лангло (2019) – все серии, 1 – 8

совершенно неудивительно, что у этого норвежского детективного сериала крайне низкие рейтинги везде, где они выставляются – мало кто способен выдержать от начала до конца и оценить всю ту безумную атмосферу, которая создана из вроде бы ничего, чистой эстетики, а отсвечивает самыми мрачными красками в том, что касается преступлений и разгадок. это полноценный триллер – детективная составляющая имеет место, но она исполняет функцию подпорки, а чистым основанием является психологический триллер с элементами мистики. мистики как таковой нет – но вот ощущение того, что за силуэтом событий притаилось что-то невообразимое и неконтролируемое – оно подавляет чуть ли не с самого начала.

здесь несколько линий, и когда к середине сериала начинаешь испытывать опасения, что у авторов не получится вывести всё в нужное русло, это опасение держится чуть ли не до последнего эпизода. за одним героем-детективом – смерть сына подростка и сложности в отношениях с женой; за вторым – любовь до ненависти с умственно отсталым братом. общее обрамление – история с обнаружением четырех тел погибших иммигрантов, в странном месте, при не менее странных обстоятельствах. а еще глубже – история с убийством студентки, в котором был обвинен еще один иммигрант, без вести пропавший. рядом с этим – достаточно странная линия с обвинением в плагиате. и как если бы этого было мало – нескончаемая вереница видений, галлюцинаций, прозрений, подозрений, которая одолевает героев и перманентно заставляет их возвращаться к собственным травмам, нанесённым себе и другим. и размышления о сущности греха, проникающего в душу и взращивающего там, внутри, демона. и параллельно – нескончаемые ливни одолевающие осло и приводящие ко всеобщему потопу.

местами кажется, что это очень запутанно и невнятно – это разве что в том случае, если хотеть от сериала последовательного складного  изложения детективной линии. но здесь его нет – это бурлящий поток, в котором смешиваются ощущения вины персонажей, потоки воды, трескающиеся и разваливающиеся стены, за которыми вскрываются тайны. это эстетский продукт, больше рассказывающий о разъедающей душу вине и желании прощения, о почти библейской глубине переживания жизненного момента, пугающего и кажущегося неотвратимым. в отличие от массы детективных сериалов, это построен на довлеющей иррациональности, страхе и желании вины – очень кьеркегоровская конструкция, которая, оказывается, может очень естественно чувствовать себя в современности.

япония: между небом и землей (japan: between earth and sky) – реж.эрик бофийс (2020) – все серии,1-3

документальная лента в трёх частях, снятая для «нэшнл джиографик», занимается и стандартной темой, и – достаточно стандартным объектом: некоей «обобщенной японией», своеобразным коллективным подсознательным, которому придает яркую, очень качественно снятую картинку. это своеобразная «медитативно-документальная журналистика», которая одновременно пытается в некоторой мере информировать зрителя, но при этом зрительно-слуховые рецепторы потребителя направлены сугубо на объект расслабления, умиротворения и самоуглубления. именно поэтому  - помимо главной, «осевой», можно сказать, стилистической особенности серии – изображение избегает людей, стараясь не впускать в кадр раздражающую материю. точно так же – преимущественно оставляя за кадром животный мир. для канала было бы естественно показывать крупным планом и их, однако – жанр не позволяет.

медитация – достаточно и однозначный, и одновременно – сомнительный прием (само)познания, основывающийся на внешней или внутренней генерализации: определенная черта / аспект / тезис возводится в абсолют, а вся складывающаяся в логическую последовательность / схему / систему палитра объектов и связей выстраивается в ее подчинении и на второстепенных ролях. здесь серия фильмов делает именно этот жест, выбирая «абсолютное измерение взгляда», согласно которого выстраивается логика рассказа и демонстрации. в центре находится «птичий полёт»: видение пространства с того ракурса, который остается недоступным естественному человеческому глазу, не подкрепленному технологическими средствами. так, как сериал видит четыре японских острова со всеми их природными красотами и достопримечательностями, человек не может увидеть в принципе – это некий конструкт «духовного взгляда», парящего над землей и могущего в природных ландшафтах, индустриальных конструкциях, планировке увидеть некоторую «высшую красоту», которая организует мистику страны под названием япония – то, что документальная лента, собственно, и собиралась увидеть с самого начала.

безусловно, всё это красиво – в той же степени, в какой с высоты полёта дронов видится любое пространство, позволяющее себя интерпретировать как узор. красота в данном случае – следствие упорядоченности, систематизированности, ухода, окультуривания – и в такой же степени генерализации и обманчиво внедряемой мысли о «мета»-сущности этого пространства. подход не столь свеж – но технически исполнен очень хорошо. за исключением – закадрового комментирующего голоса, который очень часто сбивается на риторику газеты «правда» о достижениях народного хозяйства. стиль – очень предательская штука, местами он дает те иронично-комические акценты, которые автор не мог заложить и в страшном сне. но в целом – очень всё миленько.

дом на другой стороне / ночной дом (the night house) – реж. дэвид брукнер (2020)

очень нестандартный – и очень эффектный не то мистический триллер, не то – фильм ужасов, который при крайне большой степени сдержанности дает невероятный заряд всему происходящему. при том – что исходных элементов истории здесь не так много: вдова перебирает вещи своего погибшего мужа, но не может окончательно расстаться с ними, потому что с его смертью «их» история так и не закончилась. озеро, дом у озера и параноидальное настроение призрачной слежки; лунатизм и невероятно реалистичные видения истончают нервы и заставляют воображать самые невозможные вещи – над которыми критический разум вроде бы изо всех сил пытается иронизировать, но при этом, останавливаясь на секунду, не может заставить себя не верить. ко всему этому – далекий мистический опыт, постигший героиню в юношестве: клиническая смерть на четыре минуты, которая не дала ей ни туннелей со светом в конце, ни общения с ангелами или демонами – только пустоту.

о пустоте и фильм – и внутри дома, и снаружи, и в глубине оставшегося в одиночестве сознания, которое к тому же проходит непрекращающиеся испытания в том, что вынуждено узнавать нечто новое о том, кто после многих лет совместной жизни вроде бы не должен был хранить в себе ничего нового. но, как замечает подруга героини, всегда будет тайна и всегда будет что-то неизвестное – тут оно и есть, именно такое: пугающее, тёмное, отдающее звенящей пустотой. рекурсивно вспоминая о годах совместной жизни, героиня говорит, что если у кого и были в голове тараканы, так это у нее – страхи, депрессии, и только присутствие мужа ее удерживало, а теперь – что это может быть?

опустошенное и продолжающее опустошаться сознание, пустой и продолжающий еще более погружаться в пустоту дом, весь мир вокруг, становящийся пустым местом: героиня находится в какой-то нескончаемой путанице из пустот, умалчиваний, недоговоренностей, а еще сверху на ее выпадает из старых записей мужа и его книг «caerdroia», уэльский лабиринт, семиразово сам в себя уложенный лабиринт критский. и когда он выходит на поверхность, дом и местность, в которой он стоит, становятся тем самым бесконечным туннелем перехода без света в его конце, откуда выходят демоны завывающей пустоты: страхи, кошмары, галлюцинации, видения, а также – худшее – знаки. после этого фильм превращается в одну неразрывную сюиту иррациональности, которая передается, как болезнь, от одного человека к другому, «помеченный смертью», заражает этим другого, а тот – дальше и дальше.

здесь мало что объясняется – да и мало что требует объяснения: образы очень выразительные, чёткие и последовательно «запредельные», игра ребекки холл – как всегда, роскошная и полнокровная. визуальные эффекты – под стать идее пустоты, практически невидные, но при этом – совершенно инфернальные, так что эффект от просмотра – очень сильный.

проклятый / метод: добыча мертвеца (방법: 재차의) – реж. ён ван-ким (2021)

являющийся условно «второй частью» истории, начатой в прошлом году 12-серийным сериалом, фильм стоит посмотреть хотя бы ради того, чтобы увидеть, насколько корейское кино технологически и на уровне идей находится впереди планеты всей. в этом году американцы уже успели сделать свой римейк прошлогодней ленты «#выжить», можно даже не сомневаться, что и до этого тоже руки дойдут. после «поезда на пусан» новаторство корейцев перестало удивлять, хотя, по-хорошему, удивляться надо было перестать году где-то в 2005-м, настолько уровень продвигаемых идей оригинален и воплощен первоклассными мастерами своего дела.

ну вот, например: рассказывая историю серийных убийств – много ли раз случалось встречать связку, в которой совершающий убийство уже сам как несколько месяцев мёртв? – но это не зомби. нет, это практически вуду. вот только с небольшой поправкой: имеется ввиду некая смесь шаманизма, даякских верований и лёгкого налета «голема» майринка. причем всё выглядит невероятно логично и естественно, как если бы всё было самой что ни на есть обыденностью.

вся мрачная история с управляемыми мертвецами-убийцами несет на себе отпечаток накапливающихся социально-демографических проблем, которые читаются исключительно ясно и понятно. плюс – на это налагает отпечаток время (конец 2020 года), когда картина снималась. топос «заразы» и «противоядия» (точно так же, как и зеркальный к ним «массовости» и «яда») вполне естественно вызывает только одну обусловленную временем ассоциацию, тем более, что основные события прямо и косвенно поданы через призму одного медиума: журналистики. сила (как и слабость) «пятой власти» становятся неким мерилом добра / зла, а также «справедливости», с которой следует подходить к рассмотрению совершенных античеловеческих преступлений.

в том, что касается здесь экшна вообще нет ни малейших претенезий. без особой вычурности, но при этом с потрясающим размахом и отточенной постановочной красотой разворачиваются как гонки, так и драки, заставляя вспоминать наилучшие образцы в этом жанре. кино словно бы концентрирует в себе всё то лучшее, что оно взяло от боевиково-триллерной традиции двух последних десятилетий и порционно, дистиллировано представляет в новом продукте. действительно, очень впечатляющее зрелище.

демоник (demonic) – реж. нил бломкамп (2021)

такие «способы борьбы» с коронавирусными ограничениями можно считать одной из самых успешных заместительно-трансферных форм. бломкамп, у которого в работе были отложены более масштабные проекты, по собственному признанию, попытался потягаться с такими кинопродуктами, как «паранормальное явление», минималистичными, дешевыми и – повлиявшими на кинотрадицию. ужасы – это не обязательно спецэффекты, не обязательно размах и масштаб, всё может быть намного проще, что в своё время показала «ведьма из блэр», а «паранормальное явление» еще более «экстремизировало» такой подход. у бломкампа получился очень бюджетный фильм ужасов, очень камерный, но при этом – здесь нет никакого налёта «гаражных» экспериментов дона долера, фильм выглядит очень целостно и куда как мощнее многих раскрученных и по факту – пустых картин.

первая мысль о том, что это – «клетка», из которой извлечен весь пафосный и увешанный красивостями тарсем сингх, быстро улетучилось. то, на чем строилась «клетка» занимает от силы пару минут и работает только на уровне общего хода событий, не становясь решающим фактором картины. если уж что и вспоминать в связи с этой картиной, так это «вендиго», «тьма была ночью» и «святилище красных песков». но – и это не совсем так, потому что визуально «перекрёсток» этих трёх киноисторий воплощен в том, что неуловимо отдает духом эндрю уайета, причем это касается не только заглавного (и сквозного) образа, несомненно, отсылающего к «миру софи», но и множества интерьерных и портретных зарисовок, в которых узнаются блеклые, словно полураспадающиеся реалии из картин художника, с особенным светом, ощущением стоящей в воздухе пыли и сквозящим тревожным ожиданием.

то, что находится на заднем плане истории, а именно – экзорцистские попытки вместе с конспирологией вокруг того, чем занимается современный ватикан, не прекративший сражаться с демонами, там же на заднем плане и остается. сценарист-режиссёр не ищет в этом ни объяснения, ни доказательства: это только обрамление для столкновения с демоном, причем демон – это не то, что изначально спрятано в душе, а именно то, что попадает туда извне как дьявольское семя. в мире, воплощенном в фильме дьявол и демоническое – это самостоятельная субстанция / материя / бытие, с которым приходится считаться, и в этом смысле фильм – это некое проявление мистического опыта в постижении трансцендентного. интересно, что у ленты хэппи-энд, и прекрасно, что режиссёр сделал именно так: во-первых, не будет соблазна продлевать это во франшизу, но, во-вторых, и ээто куда более важно, хэппиэндовский финал – это залог того странного впечатления затаившейся и не показавшейся опасности, которая никуда не исчезла. пойдя поперек жанра, в котором в финале всегда должен быть знак того, что зло никуда не исчезло, режиссёр нанес последнийштрих, убедивший, что то, что показалось оптимистичным – всего лишь иллюзия, и победа над демоном – никакая не победа. но это уже остается за рамками фильма – и это особенно хорошо. удачная картина, с какой стороны ни посмотри.

последний час (the last hour) – реж. амит кумар (2021) – все серии, 1 – 8

свежий индийский сериал, который поначалу немного прикидывается полицейским детективом-триллером (в духе «преступления в дели»),но затем сбрасывает обманные покровы и становится тем, чем он был с самого начала – мистическим экшн-триллером, который отличает не только достаточно необычная постановка темы, но и не самый стандартный способ ее представления. в очередной раз приходит подтверждение того, что в смысле новых сериалов индийское телепроизводство очень часто предлагает далеко не самый стандартный продукт. ориентируясь, безусловно, на уже ставшую классической традицию нового сериального детектива американского разлива (как минимум – отмеченную «настоящим детективом»), в смысле стиля индийский продукт более ориентирован на французскую и испанскую традицию, во всяком случае, параллели возникают чаще всего именно с ними. если поставить это сериал в ряду с «мёртвой зоной», «багровыми реками», «небоа» и «свидетелями», будет больше сходства, чем отличий. и при том – это не слепое копирование, а использование собственных наработок, склонность к воспроизводству не самых стандартных киностилей (например, чаще всего ассоциации возникали с «кораблем тесея» ананда гандхи).

хотя вообще – если что располагается ближе всего в смысле сочетания реальности и мистики, так это «бездушные» («дезалма»), украинская мистическая история в бразильских реалиях. до такой степени экзотизации ни сюжет, ни визуал здесь не доходят, однако в смысле особенности выбранного места – да, это максимально далеко от всех болливудских стереотипов. события разворачиваются на северо-востоке индии, практически на границе с непалом, да и китай поблизости – именно поэтому вся этническая составляющая – более тибетская, а физиогномика – очень часто с «китайским» налетом. тема тибета располагается глубоко на четвёртом-десятом слоях повествования, но и она не обойдена вниманием.

следователь, потерявший жену, перебирается из мумбаи в глубинку; его дочь – на грани не то самоубийства, не то сумасшествия; таинственный шаман пытается скрыть свой дар и уберечь от безжалостного противника: вот три центральные фигуры, и все они через преступления соединяются в один тугой узел, из которого проглядывают несколько очень эскизно отмеченных лирико-драматических линий вкупе с полицейским детективом. шаман держит связь с умирающими и проводит их к берегу вечной текущей через пространство и время реки, передавая в руки буддийского харона. следователь – пытается связать нагромождающиеся дела, в которых одна сторона – из обыденности, другая – из таинственного потустороннего мира. дочь следователя – понемногу открывает у себя дар общения с мёртвыми – не как переданный, а как сидящий в ней где-то глубоко внутри изначально. всё вместе – под туманным соусом из гор, архаичности, молчаливых лесов и сдержанных картин – выглядит очень эффектно. заход на второй сезон есть, и это очень правильно, такие истории стоит развивать в сторону расширения и умножения. это не «разум и убийство» тома уоллера, но – история достаточно близко к тому располагающаяся, и это само по себе необычно.

пристальный взгляд (のぞきめ) – реж. мики коичиро (2016)

японский мистический хоррор, который является прямым продолжателем традиции «кайдана» в его современной интерпретации: с помещением мистики по соседству с обыденностью, с необъяснимыми, трагическими, часто – натуралистическими деталями и ощущением того, что мир сходит с ума, приходит конец света и т.д. кино, телевидение и не в последнюю очередь литература пару-тройку последних десятилетий активно двигают этот такой традиционный японский жанр, раскрывая в нём многие известные и более новаторские, достаточно свежие идеи, так что – фильм в любом случае интересное зрелище.

увлекает он не только тем, что в качестве главной героини выступает японское айдолище – айдолица, если быть точным – и не только достаточно свежо предстаавленным, пусть и очень традиционным приемом проникновения «вглубь сознания» призрака. интересно то, что там, где не видно японского сюжета и настолько же японской многовековой практики рассказывания историй о привидениях, начинает проступать «затонувший колокол» герхарда гауптмана, причем – именно так, как это практиковалось в конце 19 века в эпоху активного перевода на японский европейских, в первую очередь – западноевропейских текстов. механика была точно такая же, какая сейчас иногда в манга, аниме или киноинтерпретациях первого и второго. достаточно вспомнить шикарные фильмы «гоемон» и «кассерн», чтобы понять, насколько «кашеобразной» является западная культура в японской интерпретации – и это всех устраивает, поскольку легко позволяет впихнуть под видом витражей и фресок картины боттичелли и прочей ренессанщины в интерьер замка адзути на озере бива или – рассказывая традиционный японский сюжет о верном ронине – декорировать его самой пошлейшей «английщиной» (в духе «тёмного дворецкого», и это еще – не самый клинический случай).

картина неплохая – мистический хоррор, не оставляющий никому из персонажей ни единой надежды (что вполне естественно и логично, ведь речь идет о неутоленной мести и взаимоотношениях человека с потусторонним). идея о том, что мир за пределами этого неустанно следит за каждым и готов наказать всякого, кто преступит определенную этическую черту – это очень хорошо. представлено это – также неплохо, местами есть даже оммажи западному хоррор-кино 70 – 80-х годов. с качеством у японцев проблем не возникает практически никогда, а в передаче удушающей параноидальной атмосферы – так и вовсе практически нет конкурентов. так что картина для просмотра очень годная.

сахо и мангане (sakho and mangane) – (2019) – все серии, 1 – 8

реж. жан-люк эрбюло, юбер лаба ндао, тумани сангаре

в ситуации, когда понятие «экзотического» в пространстве телепродукта, кажется, окончательно потеряло своё поле использования, иногда всё же попадаются такие продукты, сериалы, которые способны удивить: интерес представляет даже не то, что это – сенегальский сериал, в финале восьмой серии которого, кажется, ты уже ориентируешься в районах дакара и их специфике, а то, как выстраивается сквозная линия сюжета. пусть из восьми серий созданы семь отдельных детективных историй, все они ложатся в одну прямую направляющей, которую можно охарактеризовать фразой одного из персонажей (естественно, это патологоанатом, всё время находящийся в состоянии полуобкуренности-полуалкоголизации): африка хранит много секретов.

это и французский сериал, и нет: у него есть своё совершенно оригинальное звучание и непохожесть даже на те французские «постколониально-колонизационные» телеистории в формате что отдельных фильмов, что – сериалов, которые преимущественно знакомы. с одной стороны, здесь совершенно отчетливо видны и детективная составляющая, и мистическая, но с другой – ни в каком из других более-менее знакомых сериалов нет такой глобальной диффузии компонентов и такого неординарного перехода от детектива к мистике. сам формат сериала знаком: он в одинаковой степени аналогичен тому, который разработан в двух сезонах «пурпурных рек» по жану-кристофу гранже и – в «восходе чёрной земли», одному из интересных детективных сериалов, который опирается на далеко не самую «исхоженную» тему войны в руанде. где-то на перекрёстке этих двух подходов находится «сахо и мангане», но в этом сериале повествование еще более необычное, работающее с мистикой, которая – никак не мистика, а самая что ни на есть обыденность.

племенной тотем, кража которого насылает проклятье, инкубы, зомби, защитная одежда, отталкивающая пули, экстатические состояния жертв и преступников и так далее; в придачу к этому – наркотики, оружие, контрабандисты, насилие, желание сбежать в европу, альфонсы (один из эпизодов освежает в памяти фильм лорана канте «на юг»), бесконечные страсти – и противостояния мистических школ / орденов / обществ, всего того, о чем известно мало, что – привлекает внимание и является достаточным материалом для неослабевающего интереса. всё пространство – неимоверно густое варево стремления к «осовремениванию» и при этом – шероховатая и за всё цепляющаяся поверхность прошлого и идентичности, потеря которой сродни потере души: к тому всё и движется в последнем эпизоде. финал – достаточно открытый для того, чтобы предполагать появление следующего сезона, но пока что нет никаких видов на него, хоть и жаль: очень увлекательное зрелище.

бездушные (desalma) – реж. жоан пауло жабур, карлос манга мл., пабло мюллер (2020) – все серии, 1-10

вероятно, этот сериал мог бы пройти совсем незамеченным – ну кто там особо интересуется бразильскими сериалами, в частности – если их выпускает не «нетфликс», - но тут ситуация, когда смесь португальского и украинского языков сопровождает такую же бразильско-украинскую историю: хоррор, разворачивающийся в городке брижида, на фоне празднования ивана купала, проклятия, висящего над городом, величественных и практически девственных лесов и немыслимой киноэкзотики: украинской диаспорной жизни.

бразильская украинская диаспора числом более 300 000 человек – достаточный повод, чтобы можно было обратить внимание на то, что же получилось сделать у режиссёров – по сценарию аны паулы майи. и получилось у них, надо сказать, отлично. то есть – можно со вполне конкретной определенностью утверждать, что следующий шаг после сериала «чернобыль» сделан: украина как тема может быть не только поводом для разбирательств с катастрофой, не только может мелькать как место, где разворачиваются беззаконие и военные операции: она может быть магнитом в смысле экзотических ритуалов и мистической жути, то есть – пространством, которое легко эксплуатирует развлекательный жанр. и в этом смысле – полное разочарование от того, что бразильцы сняли роскошный материал, а в родной кино-теле-продукте удалось выперднуть абсолютно идиотический «синевир».

ивана купала (что логично для бразилии – самая длинная ночь в году), мавки, переселение душ, ведьмовство и шабаш – а в дополнение к ним чтение «думы» шевченка на уроках литературы, рефераты по фактам о чернобыльской катастрофе, посещение кружка по писанкарству, танцевальное школьное выступление с гопаком; за пределами мира подростков – жизнь взрослых, со свинофермой, полицией, предприятиями и т.д. полнокровная жизнь общества, хотя кажется, что действие ограничено парой десятков персонажей. и – куча нечисти, естественно. хоррор здесь – мистический, а основной прием конструирования – саспенс, и это странное действо отлично вписывается в странное место.

давая интервью о фильме, режиссёры особо подчёркивали, что они сняли не «бразильскую» историю с украинскими элементами, точно так же – речь не шла о полной имитации украинского: диффузия, осмос, смешение. так оно и есть, когда библейские элементы переплетаются с дохристианской мистикой, а знаки нынешней жизни – с призраками ушедшей. в сериале два пласта событий: 1988 и 2018-2019 года. между этими точками разворачиваются жизни и смерти связанных в неразрывном единстве персонажей, смерть одного влечет за собой камнепад событий для других.

отдельного реверанса заслуживает вся декоративная сторона сериала: «портрет украинки» репина в офисе одного из героев – и «портрет украинца» кричевского в доме, вышивки, вышиванки, вставные реплики на украинском (борщ, конечно, никуда не годится – больше он напоминает скандинавское представление о борще, о чем мне рассказывала подруга, работавшая в одной шведской семье), отличные писанки – и богатое представление ночи ивана купала, своё для каждого времени.

актёры – прекрасно подобраны, некоторые – настолько «украинские» по стереотипическим представлениям, что просто невозможно. в смысле – невероятно красивые, причем – не одна красотка, а именно как ансамбль. в ту же кассу – музыка, поскольку разброс от «маруся раз-два-три калина» и группы «черемшина» до «дахабрахи» и «сепультуры» заслуживает. да шо там говорить: если есть колода карт таро с украинскими подписями – следует склониться в глубоком пардоне. и когда становится ясно, что сериал закончен с отчётливым выходом на второй сезон – просто рукоплескать стоя.

30 сребреников (30 monedas) - реж. алекс де ла иглесиа (2021) – 07

как оно и положено предпоследнему эпизоду, всё работает на создание сцены, которой всё должно завершиться: единство места, времени и действия выстраивается последовательно и практически естественно – единственное, что нужно было режиссёру, так это выдумать некий финт, с помощью которого можно было вывести одного персонажа из сирийской войны, из его собственного «чрева кита», после чего авансцена была выстроена в полной степени. в лучших традициях мистики народного толка, главная роль отдана ведьме, которая – не без помощи тёмных сил – делает из города последнюю ловушку, в которой, как в бочке, собраны все местные «крысы», все жители, которым нет выхода.

на мелочи здесь не размениваются – именно так делается реклама месту (можно только представить, как может возрасти посещаемость сеговии), с массовым безумием, обольщением дьяволом и всевозможными магическими ритуалами, начиная от подкладывания «чёрных меток» до отравления воды, земли и прибивания свиных голов на двери жилых домов. после этого бушующий пожар в церкви уже не выглядит необоснованным и излишним. из него, конечно, появляется, аки феникс, герой, но здесь ведь речь идет о сражении сил божественных и адских, так что нет ничего, что можно было бы воспринимать гиперболизированно. вероятно, именно так мог бы подступать конец света, если бы дело было только в претензиях адских сил. размах, мощь, безразмерное насилие и такой же внушаемый местом ужас: земля, превратившаяся в чистилище, по которому бродят потерянные и отчаявшиеся души, вопя о спасении, но оно, конечно, не придёт, ведь впереди – конец света и пришествие дьявола, да.