Category: лытдыбр

фатерланд // страна отцов (fatherland // vaterland) – реж. кристофер менол (1994)

каким-то странным образом я не то не видел этого фильма, хотя название «страна отцов», очень адекватное содержанию, давно является понятием в связке с именем сыгравшего главную роль рутгера хауэра, не то – благополучно забыл времена первых кабельных показов, когда фильм крутили где-то году в 97 – 98-ом. во всяком случае, в свете близящегося уже, как ни странно, 20 апреля – очередной праздничной даты всех не окончательно издохших неонацистов (хотя, зачем далеко ходить, согласно последним идеологическим веяниям, фашистами и практически гитлеровцами является почти все население украины..) – фильм было очень интересно посмотреть, думая не только о романе роберта харриса, по которому снята картина, но и о «стальной мечте» нормана спинрада, не говоря уже о «человеке в высоком замке» филиппа дика.

к сожалению, сказать, что зрелище удалось – не выйдет, достаточно удачно сбалансированная первая половина фильма сводится практически на ноль сентиментализированной второй половиной, увенчанной обобщенно-абстрагированным «голосом будущего», утверждающим возможность чести, достойной отцов. внезапная мелодрама между ксаверием (ксавером) марчем (пусть дело и происходит в апреле, март и мартовское «потепление» присутствует от начала до конца) и чарли макгуайр, американской полунемкой, превращает вопрос решения геноцида еврейского народа в ситуацию вспыхивающей любовной страсти между пожилым эсэсовцем-немцем и демократизированной американской журналисткой, примирением между воплощениями двух режимов.

быть эсэсовским полицейским и немного отстраненным отцом, время от времени встречающимся с сыном после развода у хауэра получалось намного лучше, чем картинно страдать над фотографиями убитых евреев и умирать в попытке сбежать не только от преследования, от прошлого, но и от себя самого, служившего нации лжи. может, потому что режиссеру вздумалось педалировать тему «идейно обусловленной романтики», что выразилось в императиве намеком поданной «любовной линии», хотя она никуда не годится. как только начинается любовь – кончается экранное время на все остальное, события комкаются.

намного удачнее выглядит то ироничное поигрывание элементами нацистской эстетики и обыденности, которое пронизывает фильм. как тлько на машине ксавера появляется эмблемка «рсха iv», фильм включается не только в «горизонтальные» отношения внутри жанра альтернативной истории, но и в хронологически-вертикальные, где в генеалогии присутствует «штандартенфюрер штирлиц – истинный ариец», а всё остальное изрядно смахивает на наци-бюрократию в «семнадцати мгновениях весны». хотя на этом генеалогическом «сродстве» все и ограничивается – менол снимает не шпионскую драму, а нуар, мимикрирующий под фантастику (альтернативная история, как ни крути, остается фантастическим жанром, антиутопией), совершенно нуарный финал подтверждает предположение. ну и да – несмотря на иронию и всякий там «гуманизм», неотъемлемое восхищение эстетикой имперского строя определяет формы, в которых предстает берлин 1964 года, готовящийся к празднованию 75-летия гитлера, на котором должна произойти историческая встреча фюрера и американского президента кеннеди, но только джозефа.

хауэр, даже тучный и не особо выкладывающийся в роли, эффектен, сьемки хорошо имитируют берлин и ваннзее, а особенно – видения шпеера об архитектуре будущего рейха, сюжет – достаточно динамичный, хоть и оставляющий непреходящее впечатление «сырости». смотреть надо и можно, но никак не ожидая откровения.

шпион, выйди вон (tinker taylor soldier spy) – реж. томас альфредсон (2011)

Tinker_Tailor_Soldier_Spy_Film_Posterне знаю, кому как, а мне очень понравилось – даже не столько набором и подбором актеров и персонажей, сколько тем, как фильм снят: неторопливо, с местами скользящими планами, достаточно предсказуемыми перспективами и ракурсами (пресловутая память жанра, от которой никуда не деться), а также – с неспешностью, которая соответствует со вкусом сервированному блюду. в кадре (кроме порадовавшего взгляд отсутствия кричащей и возмущающей зрение цветовой гаммы) – местами еле заметные отголоски старых образцов, вроде экрана с изображением пейзажа, как бы присутствующего за как бы едущей машиной.


безусловно, мало что общего есть между старым добрым шпионским кино ушедших десятилетий и этой пафосной панорамой современности (хотя – 1973 год), веди никогда взгляд вот так не мог бы проскользить над будапештом, вроде бы это париж из «видока» или что-то в этом роде; и вряд ли можно было бы представить настолько художественно составленный беспорядок из бумаг, ящиков, бутылок и переполненных пепельниц, чтобы они одновременно не напоминали о том, что это – не реальность с ее имитацией, а – напоминание о том, что уже растворилось в неизвестности тех времен, когда кино и жанр еще испытывали рецидивы невинности.


практически никаких резких движений, хотя вполне достаточно нервенности; практически большинство сцен – неторопливые разговоры, хотя – мечущиеся мысли; почти всегда – полная осведомленность всех обо всем – и при этом подозрительность, питаемая незнанием; агенты, спецслужбы, предатели, «шестерки», «ординарные», двойные и тройные агенты, но при этом все со всеми – сама обходительность. конечно, стоит прочитать и роман ле карре – может, атмосфера будет еще более таинственной и смутной – хотя и здесь, то, что получилось в результате, порадовало своей недосказанностью и общем впечатлении понятности.


если кто-то при упоминании фильма скажет, что «а, это там где хабенский и ходченкова» - верить не стоит, их роль здесь даже не декоративная, и уж тем более не оттеняющая: они здесь, чтобы засвидетельствовать, что когда попадают в нормальный фильм и пред нормального режиссера, за которым стоит нормальная камера, могут даже выглядеть как вполне вменяемые люди, но не более того.


картина спокойная, как растянутая во времени и с удовольствием сыгранная шахматная партия – только шахматы эти напоминают трёхмерную конструкцию из «стар трека», за которой проводил много времени мистер спок: это решение уравнения со многими известными, во время которого главное – максимально оттянуть свой ход, заставив фигуры сыграть так, как тебя бы устраивало.. в общем – фильм для удовольствия вне блокбастерного формата.