Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

секретные материалы (x-files). пилотная серия (10.09.1993) – реж. роберт мандел (1993)

то, что я не смотрю телевидение (окромя 10-минутного выпуска новостей и погоды по утрам перед работой) выползло совершенно внезапно: в выходные совершенно необъяснимым образом захотелось пересмотреть некоторые эпизоды из «секретных материалов» (запомнившихся и интересных было немного) – и я обнаружил, что, несмотря на то, что сериал бесчисленное количество раз крутили на разных каналах, первый сезон я смотрел, оказывается, только раз и уже даже не помню когда – наверное, в самый первый показ. поэтому ни малейших воспоминаний не осталось.

и потому посмотреть пилотную серию (вообще – полное слепое пятно) было очень интересно. кроме того, что зрелище двадцатидвухлетней давности, оно еще и стилистически отличается от тех «секретных материалов», к которым глаз привык. вообще, они для меня кончились где-то ко второму сезону, то, что развивалось дальше, было уже каким-то бредом на лужайке – с этими бесконечными похищениями, исчезновениями, изнасилованиями инопланетянами (они там, кстати, только скалли интересовались?) и прочими плодами грёз о «зоне 51».

в эпизоде нет этого уже специфического икс-файловского нагнетания атмосферы молчания и напряжения, которой отмечены лучшие эпизоды начальных сезонов и которые стали отличительными чертами стилистики, размноженной и многократно перекопированной многими последующими телевизионными творениями. пилот – это смесь мистики, теории заговора, напряжения и достаточно ярко выраженной комедийности происходящего – несмотря на все драматические события. в интонациях персонажей, в какой-то очень «тёплой» атмосфере задушевных разговоров чувствуются интонации «простых» героев, которые еще даже не подозревают, что им уготовил крис картер. в целом пилот мало отличается от мистико-триллерных картин начала 90-х годов – все они тогда отличались приблизительно одинаковыми интонациями разговоров, внешности героев и способов оформления отдельных сцен. кардинально в пилоте не было сделано никакого открытия, никакое ноу-хау не было задействовано, однако та свобода, «слаженность» элементов, с которой рассказывается то, во что многим хочется верить, стала «крючком», подцепившим зрительский интерес.

позже истории стали разворачиваться более драматично, мрачнее, между ними стали выстраиваться взаимосвязи и взаимодополнения, которые переплетали сериал не только «вертикально», но и «горизонтально», однако пилот остался каким-то очень прочувствованным свидетелем «детства истории», ставшей сама по себе уже достоянием мифологии нового времени и нового телевидения.

шерлок: сезон 3: 2 – знак трёх (the sign of three) – реж. колм маккарти (2014)

sherlock-s3первая реакция на просмотр – хвала стабильности! – со времен «четырёх свадеб и одних похорон» ничего не изменилось: свадьбы в англии всё ещё отличаются помпезностью, пафосностью, ритуальностью, напоминают пышный торт в безе и с лебедями (как и многие обязательные шляпки присутствующих дам). «свадьба-свадьба – кольца-кольца»: серия могла бы отыграть своё, если бы она была композиционной составляющей многосерийного ситкома, в котором время от времени стилистически полагается своеобразная передышка и некое «углубление в воспоминания», такое себе «перенизывание залежавшихся ожерелий» из произошедших ранее событий. при том, что все вроде бы укладывается в схему пронизывающего историю расследования, не оставляет впечатление того, что общая детективная конструкция для этой серии – только способ обрамления и того, что не было включено в сериал во время монтажа (пикантность состоит в том, что монтажный стол наверняка был пуст – и все мимолётом проходящие отзвуки то «союза рыжих», то «скоровищ агры», то «пёстрой ленты» - это только иллюзия, ограничивающаяся моментом вспышки кадра-воспоминания).

несмотря на всю утрированную веселость во время свадебного ритуала, расчувствованность, на все эти квазичеховские «невеста: прекрасна и невинна – выходит замуж по любви», «свадьба с генералом», «перед ним, как перед полководцем, осматривающим поле битвы, разворачивалась целая картина» - не покидает очень сильное ощущение того, что режиссер (и сценаристы) ни на секунду не упускали из виду сугубо мифологический контекст свадебного ритуала как погребального действа. символика невесты как «умершей», которую торжественно приносят в жертву, чтобы яко феникса воскресить в новой ипостаси, сквозит изо всех щелей. тем более – при всей прекрасности «married mary» (может, не зря она по второму имени елизавета-великомученица?..) – не ее роль ведущая, потому что при всём «зефирном облике» (по виду винтажное платье с визуально состаренными кружевами налагает на деву отпечаток воспоминаний о присноупокоенной прапрабабке) «мужики рулят». они решают между собой свои мужские вопросы, а мэри – только «работает джи-пи-эс», чтобы они не сбились с верного пути.

и действительно, зачем она нужна, когда шерлок сам, насмотревшись ютьюба, может прелестно складывать салфетки, с джоном выбирать носки/галстук (попутно оглядывая тело мёртвого гвардейца – не лежать же ему голому, мокрому и не совсем мёртвому без дела в душевой кабинке?), бегать с ним наперегонки, «пить пиво на заре – пить пиво за столом» и играть в «угадайку». то ли прогадали с режиссером – то ли действительно мысль конструктивная зашла в тупик и задача сериала – докрутиться, как уж на сковородке, до конца сезона – уже, кстати, очень близкого. психотерапевтический сеанс, в котором вязнет начавшаяся, но никак не могущая закончиться свадьба, становится психодрамой, в которой активно работается с латентной гомосексуальностью и проистекающими механизмами трансфера и вытеснения. неслучайно в голове у шерлока после невиданной свистопляски сначала сбегается толпа девиц разного возраста, комплекции, фактуры, словно бы он теряется среди многих идентичностей, затем их круг сужается до пяти, после чего – остается один майкрофт как субститутивная фигура отца, выводящего «чадо свое» на дорогу истины путем всезнающего и всеконтролирующего супер-эго. фантазмы шерлока о провернутых (местами нераскрытых) делах укладываются в систему идентификации: поиск невидимого убийцы, поиск несуществующего кавалера-призрака, поиск затесавшегося человека-тени, вездесущего, но невидимого. подсознание выводит его все время на путь камин-аута, но эго упорно призывает придерживаться конвенциональных (если в случае шерлока о таких может идти речь) схем: чего стоит рассказ о так называемом мальчишнике, где попойка и отливание в сортире происходят мензурками и строго по часам-километражу-маршруту-временных пунктам?

осмысление своего «я» в случае шерлока представляет собой мазохистски-романтический процесс, где сценарии насилия и педофилически-геронтофильских грёз соотносятся с позой «одинокого актёра» и «непризнанного гения». общение с мальчиком, диалог с миссис хадсон, глазное яблоко в «ежедневной» чашке чая, мерещащийся крик мучимой миссис хадсон «совы»: всё ведет к тому, что его цель – это уютный диалог, кресло напротив кресла, с джоном хэмишем ватсоном (кстати – «хэмиш», не так ли звали жениха на третьей свадьбе в «четырех  свадьбах и одних похоронах», где, как помнится была и свадьба, и похороны, два в одном флаконе?!). шерлок – сохраняет свою идентичность – на лбу так прямо и написано, а на лбу джона хэмиша ватсона – «мадонна». вот только это мадонна (в некий особо напряженно-пьяный момент преклонившая перед ним колени) совсем не та мадонна, а – та мадонна. и как вы думаете, почему? – потому что у него есть нечто сокровенное, что знает только шерлок и его вспомянутое «второе я», идеальный объект идентификации – ирэн адлер. шерлок-ирэн под давлением майкрофта-отца никогда не признается своему «идеальному мужу», что то – его идеал, которому он может только совершать вотивные подношения (что, кстати, и делает под конец серии). И тяготится завистью к мэри – потому что есть нечто, чем она может соблазнить его «мадонну», а он, к сожалению, нет..

п.с. и не надо мне говорить, что я додумываю и что-то там перевираю – стоит посмотреть серию, и становится ясно – я просто пересказываю, отсекая лишнее. и хорошо еще, что не про все увиденное здесь вспомнил)