Category: история

кролик джоджо (jojo rabbit) – реж. тайка вайтити (2019)

скорее всего, именно так и должно быть: чтобы снять по-настоящему смешную комедию о второй мировой войне, адольфе гитлере, со всеми полагающимися «еврейскими шуточками» и развесёлым сжиганием книг – нужен был именно новозеландский маори-режиссёр (с как минимум четвертью еврейской крови по материнской линии, естественно); помимо этого – нужна была соответствующая «основа», источник, книга, которой стала «небо в клетке» авторства кристины люненс, полуитальянки-полубельгийки, родившейся в сша, проживавшей в европе и окончательно «дождавшейся» своей популярности в новой зеландии, где она и проживает.

«я родился в вене 25 марта 1927 года, йоханнес эвальд детлеф бетцлер, толстым и лысым мальчиком, какого я видел на страницах фотоальбома моей матери. просматривая страницы, всегда было интересно угадывать, кто держал меня на руках, мой отец, мать или сестра. кажется, я был похож на большинство детей: я улыбался, показывая дёсны, очень интересовался моими маленькими ножками, а черносливины больше пытался одеть, чем съесть.» от книги, естественно, мало чего осталось – даже имя сестры героя было заменено на более «благозвучное» (есть два немецких имени, которые всегда у изучающих язык вызывают непонимание и неудержимое желание разоржаться: уте и уве). но, вероятно, и того, что осталось предостаточно, чтобы рассказать увлекательную австрийскую историю окончания войны, где со всех сторон наступают американцы и русские (едящие детей и сношающиеся с собаками), а на стороне немцев остались одни япошки (которые – что логично – не вполне арийцы).

давно умершая сестра, исчезнувший с горизонта отец – и мальчик, оставшийся с матерью, которая и вроде как нигде не работает, и всегда очень занята. в такой ситуации естественно, что у ребенка появляется воображаемый друг, чего не вполне ожидаешь – что это будет адольф гитлер (которого играет сам тайка вайтити, полумаори в качестве гитлера – очень убедителен), ведущий своего «партнёра» на всевозможные подвиги и являющийся его первым другом и советчиком. в чем он не слишком, конечно, силён – так это в том, чтобы пояснить, что нужно делать с внезапно затесавшимся в жизнь мальчишки евреем (вернее, еврейкой). период войны – уже после покушения фон штауффенберга – период разброда, шатания и извлекания последних ресурсов ввиду уже предрешенного финала (в этом смысле – совершенно восхитительная роль рэбел уилсон в качестве фройляйн рам («сливки», прелестное обозначение для этой крайне сдобной кунигундистой матери 18 детей)), который уже ничто не может отвратить – даже самый отчаянный «героический» подвиг (сэм рокуэлл в образе гей-глэм-рок-фашиста просто непередаваем), после которого остается просто опустить занавес и начать новую жизнь.

бодро начинающийся с проникновенных разговоров с гитлером и будней в военном лагере гитлерюгенда, фильм очень естественно переходит в камерной психологизированной мелодрамы, чтобы в финальных актах вырваться в драму и абсурд и закончить ровно так, как и полагается. скарлетт йохансон наконец-то вырвалась из плена «чёрной вдовы», сыграв за последние несколько лет как минимум первую вменяемую роль – правда, не знала, что с ней делать, но это такое, вся картина получилась намного интереснее, чем ее неубедительное присутствие. очень весело и крайне свежо. и «герои» дэвида боуи в финальных титрах – самый что ни на есть правильный выбор.

перепрыгнуть через высочайшую планку «реальных упырей» у режиссёра не совсем получилось – но с такой темой это ведь сложно, чем с отвлеченным вроде как вампирским сюжетом.

агата и проклятие иштар (agatha and the curse of ishtar) – реж. сэм йейтс (2019)

вторая телевизионная картина о «молодых годах королевы агаты» (королевы детектива, естественно) получился не менее приятным и увлекательным, чем первая лента «агата и правда об убийстве». прыгнув на несколько лет вперед, история оказывается в 1930-м году, когда после развода дама (еще, конечно, не «дама агата») оказывается в ираке, где происходит ее знакомство с максом маллоуэном, её вторым мужем. естественно, не обходится без достаточно круто замешанного детектива, в котором присутствуют элементы колониально-ресурсных интересов короны, археология, ревности и страсти, а также жестокое обращение с животными.

выбрав для роли агаты кристи линдси маршал, авторы проекта – явно, что это будет далеко не две картины – сделали прекрасный выбор, поскольку мало того, что актриса прекрасно попадает во внешность и в типаж, но еще и хорошо соответствует тому образу, который формируется по прелестной автобиографии писательницы, позволившей себе сыронизировать над тем, что для археолога женщина в качестве жены должна быть как можно старше, ведь так ее ценность значительно возрастает. джона хауэр-кинг, младше партнёрши по фильму на 18 лет, хорошо вписался в эту визуальную пару, являющуюся отражением реальной пары кристи-маллоуэн, где супруг был на пятнадцать лет младше писательницы. и если и считать, что режиссёр польстил герою, сделав его писаным красавцем, то лести здесь не слишком много, ведь реальный персонаж действительно отличался выдающейся внешностью.

ирак, а именно – «королевство ирак», существовавшее с 1921 года, представляет собой в этой киноистории период после подписания второго иракско-английского договора и перед заключением третьего, ратифицированного только в 1932-м году, то есть – время достаточно большой неразберихи в юрисдикциях и правах, что объясняет ту путаницу и существование множества «серых зон» как в нефтедобыче, так и распоряжении культурными ценностями, извлекаемыми во время раскопок из-под земли. именно в такое варево попадает героиня, хотя, конечно, еще не подозревает об этом, занимаясь сначала расследованием убийства обезьяны, которое, правда, быстро переходит в аналогичное расследование, но уже касающееся человечьих останков. хорошо и интересно то, что «детектив» как таковой здесь лишен особых черт «литературности» и «кинематографичности», то есть – в нём отсутствует определенное единство преступного мотива и целостность пролегающих через историю векторов всех персонажей. в целом – сохраняется жизнеподобие, возможное, но недоказуемое. плюс – общая оплётка из «чувств», в погоне за которыми героиня отправляется из англии на восток и добывает искомые в виде «черепа глупой головы» и «исключительно красивого строения скелета» своего будущего супруга, как об этом не без иронии сообщается.

ну и, конечно, нет чувства того, что писательница перестала быть таковой: издательство, с которым сотрудничала писательница получает две рукописи – «хлеб гигантов» (для которого был создан псевдоним мэри уэстмакотт) и, скорее всего, сборник «таинственный мистер кин» (хотя это с тем же успехом может быть и «убийство в доме викария», что, конечно, сомнительно, ведь оно было опубликовано через полтора месяца после свадьбы кристи и маллоуэна, да и речь шла о герое-мужчине, пусть и кажется, что это должен быть эркюль пуаро, однако ближайший роман с ним выйдет только в 1932-м году) – хотя, разве обязана, как-никак, романтическая фантазийная история строго следовать историческим деталям?

долгое прощание (ロング・グッドバイ) – реж. хорикиризоно кентаро (2014) – все серии, 1 – 5

небольшой пятисерийный сериал, снятый – неожиданно – по роману раймонда чендлера, позиционируется как детективный. в какой-то мере это неудивительно, оригинальный роман ведь тоже детективный. но обнаружить «детектив» получается не сразу, хотя и интрига, и преступления, и трупы попадаются с завидной регулярностью. однако – это чендлер, интерпретированный японцами, для которых детективный жанр – это нечто другое, отличающееся от «западной» традиции.

не посмотрев сериал тогда и смотря его сейчас, можно удивиться, но главный детектив заключается не в нахождении и поимке преступника, а в том, почему сериал появился в 2014 году и как вписался в исторический контекст. оригинальный роман чендлера был опубликован в 1953 году; события сериала разворачиваются в неопределенной середине 20 века, где-то на границе 50-х – 60-х годов – до того момента, пока не появляется вполне определенная дата – 1964 год. однако – события разворачиваются раньше, а именно в начале 1959 года, занимая несколько недель (а вообще-то пару-троку месяцев) до 26 мая 1959 года, когда из мюнхена прилетает новость об избрании токио столицей летних олимпийских игр. безусловно, сериал уже был в производстве, когда 7 сентября 2013 года олимпийский комитет объявил о проведении «каки оримпикку» в токио, что стало последним штрихов, введенным в последнюю серию, где звучит и радостная весть об олимпиаде 1964 года, и – мелькает баннер с анонсом олимпиады 2020 года.

детектив – однако главным образом романтический нуар (очень – нуар, и очень-очень - романтический), в котором – как всегда – «женщина с прошлым и мужчина без будущего» оказываются посреди запутанной интриги с трупом актрисы, вокруг которой – череда мужей, любовников, властные круги, завистники, неразрываемая паутина лжи, обновление общества, политика и криминал. а также – загадочное прошлое, вторая мировая война и странная ненависть героини к орхидеям. режиссёру и оператору нужно сказать отдельное спасибо за то, как снят сериал: сплошные световые пятна, тени, засветы и просветы, мерцание и колебание видимости-невидимости, что позволило превратить достаточно скудные декорации в эффектное обрамление для персонажей. если приглядываться, можно увидеть, что в обрамлении (декорации, одежда) совершенно спокойно находятся по соседству как ретро-предметы, так и современные, однако их практически не видно за световой игрой и персонажи выглядят, как на сцене в излишне ярком свете рампы, за которым не видно «ложности» подложки. эта световая игра – нарочитая и заметная – играет на руку «нуару», выстроенному на опасности, томлении, страсти, драме, лжи  и прочем, что предполагает столкновение в таких историях героя и героини, которым ничего не светит.

великолепный подбор персонажей: таданобу асано в роли героя-детектива (далеко не первая его роль – и не последняя, в которой его ретро-фактура используется по полной); совершенно восхитительная коюки, сыгравшая самую настоящую «фаму фатаару» (тот случай, когда смотришь – и веришь, что такая красавица сводит с ума вокруг себя штабелями нервических мужчин); небольшая, но яркая роль эмото акира – отец-деспот, политик, магнат, трикстер; ну и, конечно же, томинага аи в небольшой, но очень запоминающейся роли – ну а как можно не заметить эту запредельную красоту? с небольшим переизбытком лирики и дидактичности, назидательного повторения прошедшего и любовью к флэш-бекам – хороший и очень душевный сериальчик.

хранители (watchmen) – сезон 1 (2019) – все серии

если верить тому, что в сериале действительно достаточно непривычные девять эпизодов – всё же нестандарт – то история в сумме вышла очень положительная (несмотря на все свои отрицательные эффекты). начальные серии двигались в более-менее хронологической последовательности с некоторыми вкраплениями «прошлого», однако с середины формат поменялся: большие куски-рефлексии, целые эпизоды, построенные на воспоминаниях – это расшатывание стабильной системы восприятия. в какой-то мере это сыграло роль в том, что сериал в целом выглядит очень свежо, да и концепция взаимоотношений мира с супергероями представлен неожиданно. если верить деймону линделофу, который работал практически надо всеми сценариями эпизодов, то его задумка получилась в полной мере: вклиниться в мир «хранителей», но при этом не идти проторённым комиксами путём, а расширить вселенную этого мира за счет введения новых линий и нестандартных аспектов.

как минимум – талса в сочетании с расизмом, белым верховенством, ку-клукс-кланом и их наследием стала хорошим вариантом развития истории супергероев, которые не занимаются дурными мелочами вроде спасения мира. а заняты достаточно приносящей пользу деятельностью, пусть методы иногда и «зашкаливают». практически к столетию резни в талсе (1921 год) – сериал в яркой аллегорической, но при этом узнаваемой форме проговаривает вопросы нетерпимости, вытеснения и насилия, которые из современного мира, каким бы продвинутым он ни был, никуда не исчезают. пересмотр понятия расизма – один из векторов рассказа, точно так же, как и «ревизия» супергеройства, которая проводится здесь от начала до конца. не случайно сериал и начинается, и замыкается на кино и фильме о справедливом герое, некогда вдохновившем, а потом скрыто остававшемся некоей путеводной звездой. хоть про него все благополучно и забыли.

персонажи-супергерои, которые попадаются в сериале – озимандия, шёлковый призрак, доктор манхэттен – пересматриваются как культовые фигуры, в которых акцентируются в первую очередь их условно «человеческие» черты – всё-таки изначально это же люди. с доктором манхэттеном перемена была наиболее глобальной: несмотря на то, что он синий – он вообще чёрный. достаточно странная и странновато выглядящая историю любви его и «сестры ночь», тем не менее, хорошо вяжет все компоненты истории, которые только после этой линии, представленной в восьмом эпизоде, начинает обретать целостность. вообще. сценаристам пришлось хорошо постараться, чтобы удержать все линии и мелкие разбросанные детали под одним «колпаком» и сделать повествование наделенным смыслом. в девятом эпизоде это не совсем удалось – вторая его половина выглядит натянутой, как резинка на кальмара из другого измерения, но, так или иначе, довести дело до конца удалось. условно мелодраматический финал несколько портит общее впечатление, но и с ним сериал достойный внимания, со всей его жестокостью и сквернословием. в некоторых эпизодах, конечно, происходит зашквар, но пережить это можно, да и в большинстве случаев – в тему.

царство (キングダム) – реж. сато шинсуке (2019)

картина из разряда «фильм по манга», дико масштабная, динамичная, яркая и исключительно фэнтезийная – при том, что где-то глубоко в основе она имеет под собой историческую подоплёку. это в некоторой степени «грёза на темы», но представлена она достаточно свежо и впечатляюще, с полагающимся фэнтезийным картинам размахом. фильмы о «бродяге кэнсине», которые с достаточной натяжкой можно привлечь в генеалогию этой ленты, могут показаться после нее несколько пресными и избыточно мелодраматичными. тут мелодрама практически исключена, выведена из сюжета и поставлена за скобки, хотя, конечно, нельзя не заметить привычных анимэшных дружеских  / братских / почти-интимных отношений, которые складываются между героями, двумя пареньками, которые после войны оказываются проданными хозяину и работают на него до взросло-подросткового возраста. чтобы не быть уличенным в некоей пропаганде и не потерять часть аудитории, режиссёр (по следам оригинальной истории) делает достаточно неожиданный ход, ликвидируя одного из них – после чего снова вводит его «дубликат», тем самым сделав формальный финт, убрав из этой «карты страны нежности» последний компонент, но при этом не лишив историю её привкуса.

для японских фильмов не так часты случаи, когда сюжет разворачивается в китайскийх реалиях – тут происходит именно это: рассказывается достаточно большой объемистый сюжет из древней истории китая, который позволяет как всевозможные формальные (исторические и фэнтезийные) вольности, так и допущение, что «древнее время» в некоторой степени было универсальным знаменателем для людей (так, чисто физиогномически, персонажи представляют собой и некие «японские», и «китайские» типажи). оригинальная манга, скорее всего – настолько же свободный в обращении с историей материал, поэтому она и позволила такое повествование: героическую фэнтези, в которой собственно искомо фэнтезийные компоненты – раз, два и обчёлся, а всё остальное – исторические допущения.

не очень при этом и безумные, поскольку топос истории – масштабные циньские войны или же, как это более привычно – «эпоха воюющих царств», которые царство цинь последовательно проводило против царств хань, жао, янь, фэй, чу и ци, выведя на историческую арену величайшего императора цинь шихуана. акцент сделан не столько на нем, сколько на молодом бедняке, который при нём начинает карьеру (будущего) великого генерала (имея перед своими глазами достаточно многочисленные примеры уже имеющихся генералов). где-то – пересекаясь с «героем» чжана имоу, где-то – с его же «тенью», а местами – впадая в фантазм «гоемона» или «ледяных цветов» ю ха, фильм дает очень сочную мясистую картинку ожившего героического прошлого, где место находится всему, от воинов, уродцев, таинственных горных племен (с крайне африканским габитусом) и практически ипполиты-королевы амазонок – до комичных персонажей в костюме не то птицы киви, не то совы, не то – гипетрофированного цыплёнка. но два с лишним часа это действо остается бодрым и увлекательным – с перспективой скорого будущего продолжения.

венская кровь (vienna blood) – реж. умут даг (2019) – 1.2.

«царица ночи»

если верить автору серии романов о максе либермане, то его три страсти в жизни – это психоанализ, музыка и пирожные. с первым и третьим во втором эпизоде не вполне сложилось (немного психоанализа здесь всё-таки имеется), то уж второго – явно предостаточно: мало того, что постановка «волшебной флейты» с крайне непредсказуемыми декорациями происходит в бургтеатре, так еще и все преступные деяния совершаются под влиянием дивных мелодий моцарта, на что недвусмысленно намекает название второго эпизода (если быть совсем честным – всё-таки двусмысленно, ведь английское «queen of the night» - помимо отсылок к уитни хьюстон – пусть и коррелирует с немецким «königin der nacht», но никак не оправдывает ожиданий тем, кому дамочка известна как «царица ночи»).

сюжет второй серии может показаться немного простоватым и не настолько запутанным, как в первой, однако этот странный дух вены начала 20 века здесь выражен намного глубже, в смысле сочетания крайней вольности духа, пронизывающего всё антисемитизма и пробивающихся на поверхность настроений необходимости «чистки» пространства от излишних компонентов. всего много – и всё по-оперному избыточно, начиная с массового убийства в борделе и завершая крайне драматичным обретением преступного персонажа на сцене во время встречи принца тамино и дракона (но до появления служанок царицы ночи). конечно, есть несколько натяжки – в виде, например, крайне нереалистичной дуэли (она вроде бы не состоялась, но странно, как всё обошлось без последствий) между офицером и максом либерманом (который что не аристократ, так еще и еврейский доктор), а так – очень даже всё в «марципановом духе» вены: живописно разбросанные тела проституток по борделю, одна – возложенная в окружении лепестков роз на ложе страсти, выставка какого-то мелкотравчатого недо-бёклина – недо-россетти, «волшебная флейта», взрезанный удав, повешенный на тумбе для объявлений (напротив монумента моцарту), мещанин , влюбленный в августейшую особу и прочая, прочая.

детектив – не только детектив, но и, конечно, мелодраматическая линия со страстями макса и клары, в которые вклинивается дивная девица амелия, отчего отношения трещат и разваливаются. столь сладостное еврейское обручение, с которого начинается эпизод, завершается не менее страстными и пылкими расставанием и ссорой, после которой остается большой вопрос, будет ли свадьба, в конце концов. то есть – всё, что нужно для драмы, и в настоящем, и в будущем (третьем эпизоде).

аббатство даутнтон (downton abbey) – реж. майкл энглер (2019)

патетическая, как трёхъярусный свадебный торт, и настолько же безвкусная, эта двухчасовая пытка зрения явно предназначена именно для того круга смотрящих, которые выдержали шесть сезонов сериала и желают продолжения банкета – хотя на дворе как бы 1927 год и современности уже давно пора постучаться в двери. сложно сказать, насколько «потенциальной энергии» аристократического запала хватит, чтобы протянуть историю в 30-е и в 40-е годы, хотя это вполне возможно: английское кино и телевидение наработали такое количество в первую очередь – реквизита, а кроме него и информации, что воплотить самые безумные саго-семейные фантазии не составит труда.

конечно, у любого национального телевидения должно быть что-то подобное: сага об аристократическом и остающемся на плаву семействе – несмотря на все исторические треволнения. пусть иногда с аристократией бедновато, но «сага» позволяет возвести в ранг таковой любую историю – хуть ругонов, хоть маккаров. здесь – что-то из этой пьесы. в конце концов, у мексиканцев были «богатые тоже плачут», у американцев – «династия», у австралицев – «возвращение в эдем», у австрийцев – «сисси» (не вполне, конечно, сериал, но сгодится). так почему же британская корона не может позволить себе воспевание всех радостей и сладостей монархии (с полным на то основанием да еще и знанием «предмета»)?

как человек сериала не смотревший, а представление о нём составляющий по фильму, могу сказать разве что, что это напоминает больше всего немецкое «наследство фон гульденбургов», дивный сериал 1987 – 1990 годов, в котором можно встретить то же самое, но в несколько более осовремененных формах. вероятно, это – как раз то, что для подобной истории излишне: суть не в том, чтобы показать историю рода. смысл заключается в полном отрешении от современности и погружении в эпоху. с этой точки зрения сериал (вероятно) и фильм (стопроцентно) – исключительно удачны. декоративная сторона зрелища здесь всепобеждающа – даже природа легко поддается корректировкам, предлагая самые выгодные условия для демонстрации нарядов, церемониала и т.д. (а этого добра тут предостаточно, от ремонта бойлерной до чистки серебра и многоступенчатых поклонов).

идея поддержки монархии и аристократических традиций, этакая неоконсервативная блажь, поразившая современность («аббатство даунтон» в этом смысле находится в одном ряду с демонстрацией семейных ценностей, важности чадолюбия и обретения веры, ставшими крайне популярными в нынешнем кино и на телевидении), выглядит крайне странно в мире, который вроде бы должен осознавать, что возврат к прошлому вряд ли возможен. хотя, конечно, наряду с ростом консервативного религиозного и политического радикализма такая прелестная сказочка о возвышенном мире английских аристократических ценностей и смотрится достаточно привлекательно. разве что стоит тогда задуматься над тем, что основной тезис фильма укладывается в мысль «о, как бы нам еще лучше перед вами выслужиться».

визит монаршей четы в имение приводит в движение все мыслимые и немыслимые механизмы, сверху донизу, от главы семейства до последнего слуги, приводит к смене политических воззрений и становится поводом к матримониально-имущественным планам. сплошная суета, которая выглядит красивенько и выспрененько, сдобренная некоторой долей юмора и «язвительности» (просмотра достаточно, чтобы понять, почему графиня грэнтем стала самым популярным персонажем мемов – это признание народных масс). но в целом – очень бессмысленная возня в курятнике, заставившая вспомнить самого прекрасного немецкого юмориста, лорио, с его «телевизионным анонсом», некогда совершенно роскошно сыгранным эвелин хаманн: пересказ содержания предыдущих эпизодов сериала об «английской аристократической жизни» с многочисленными именами и топонимами превращается по ходу рассказа в бессмысленную звуковую кашу, из которой на поверхности корчатся некие имена и индикаторы сословий. очень близко к патокообразному творению энглера.

главная улика / нож (noz) – реж. живорад (жика) митрович (1966)

что это? – конечно же, детектив: именно такой детектив, который мог быть снят в социалистическом лагере в далекие 60-е годы, так, как это было возможно в югославии, которая была несколько недокапиталистическим и явно постсоциалистическим раем, в котором можно было реализовать самые невероятные кинофантазии, чем в 60 – 70-е годы пользовались киношники из италии, фрг и прочих не вполне «благонадежных» стран, нарушавших покой и мирное социалистическое благолепие тогдашнего соцлагеря. к чести сказать, для этого фильма совсем нехарактерно то, что принято ассоциировать с «югославией», то есть всеми этими пляжными радостями, морскими волнами и нескончаемым летом.

события – явно «демисезонного» характера, да еще и «холодно», как в одной из сцен говорит один из персонажей (вроде бы в югославии могло быть холодно!), а из ярких запоминающихся достопримечательностей – совершенно ничего; архитектура, могущая свидетельствовать что о ленинграде, что о днепропетровске, что о прочих достаточно крупных и в меру цивилизованных городах, в которых были улицы и по которым могли мчаться машины. в частных интерьерах – они есть, они отличаются от «присутственных мест» - просматривается определенная упадочность, начинающаяся от неких достаточно антикварных ламп и крайне «неблагонадежных» картин – и прямо до стульев с гнутыми спинками, изобилия тканей, ламбрекенов и проч. признаков крайне гнилой атмосферы.

достаточно гнилой, чтобы в ней могло произойти именно такое преступление – убийство молодого певца, превознесенного прессой, славного своими благородными поступками и «легендарными» деяниями, всё это – несмотря на молодой возраст. певец (помесь магомаева и карела готта) оказывается изрядной сволочью (что вполне естественно), а количество как минимум не желавших ему здоровья – большим, достаточно большим, чтобы доблестная милиция достаточно долго топталась на месте, не имея возможности разгадать загадку. загадка-то писана белыми нитками (после криминалистического анализа найденного ножа всё сразу со щелчком становится на свои места), но она хорошо обрамлена всевозможным «мещанством», отвлекающим внимание. брошенная любовница, поруганная девица, растоптанная дружба – всё так, как полагается молодому сорвавшемуся с цепи провинциалу, ухватившему не понять что не понять за что.

всё это – бодро, с массой деталей и крайне выразительных, хоть и достаточно ходульных персонажей (зануда-адвокат, актриса «из бывших», совершенно безмозглая манекенщица, мелкий жулик); небольшой хронометраж и «водевильная» склейка частей, жеманство и уловки делают картину очень смотрибельной, несмотря на ее почтенный возраст и социалистическое прошлое. это никак не шедевр, но – стоящее зрелище, как минимум, ради самого яркого персонажа – самооткрывающегося и самозахлопывающегося шкафа, стоящего в кабинете милицейских следователей. он превращает постность и добропорядочность как преступления, так и расследования в дивный спектакль.

п.с. шутить над языками – последнее, что я привык делать, смешного в этом ничего нет, но, прочитав на сербском об одной из исполнительниц в картине, что она «југословенска филмска и позоришна глумица», не мог не расчувствоваться.

видеть (see) – реж. андерс энгстрём, стивен суржик (2019) – 1.5 – 1.6

казалось бы, во второй половине сериала ожидать неожиданностей было бы  странно, однако именно это и происходит – не в смысле неожиданных событий, переворачивающих действие с ног на голову – такое случается на каждом шагу – но в смысле достаточно неожиданного расширения пространства, которое предлагает сюжет. расширение и углубление, именно то, что делает история, отправляя персонажей с поверхности под землю, где они открывают новое пространство со своими законами и неожиданностями. и наверху, конечно, не всё просто – но существование «нижнего мира» оказывается еще большей неожиданностью, чем то, что можно было увидеть сверху.

два эпизода осуществляют (кроме того, что это серии «обратного отсчета» сезона) еще и поворот перспективы, где возвышаются одни и смещаются другие. наконец-то происходит раскрытие загадки таинственной матери двойняшек (о чем можно было догадаться еще в течение третьего-четвёртого эпизодов) – и символическая «смена королевы», хотя на самом-то деле приходит новый «король». трон падает, но престол – стоит. в очередной раз фантазия сценариста удивила и восхитила: в фэнтезийный постапокалиптический сюжет вписать «цивилизацию мусора» и разведение шелкопряда – это надо постараться сделать. кроме этого – очень интересный момент, который, кажется, не будет развит во что-то особенное, хотя изобретательность хода прямо просится быть удержанной на экране: в фэнтезийном пространстве появляется серийный маньяк-убийца. действительно, из всех человеческих проявлений, какие из условной «реальности» переносятся в настолько же условную «фэнтезийность», серийный убийца – это последнее, что можно себе представить, основываясь на опыте книг / кино. как будто бы сам по себе жанр достаточно сумасшедший, чтобы допускать внутри себя еще и такие повороты.

однако, «видеть» - больше всё-таки аллегория, чем чистая фэнтезийная конструкция, поэтому возможность такого субъекта в таком мире показалась вполне реализуемой. эта линия не выходит на первый план – не может этого сделать – но само наличие говорит о нестандартном подходе, который типажи «воинов», «дев», «магов», «правителей» и «рабов» из фэнтезийного топоса расширяет введением маньяка-убийцы.

снято – на уровне, некоторый сцены – просто жуткие, но в общем впечатлении – только позитивные эмоции, качественно сплетенный мир, не впадающий ни в какую из крайностей, балансирующий между культурными и цивилизационными доминантами на линии некоей «универсальности».