Category: дети

кролик джоджо (jojo rabbit) – реж. тайка вайтити (2019)

скорее всего, именно так и должно быть: чтобы снять по-настоящему смешную комедию о второй мировой войне, адольфе гитлере, со всеми полагающимися «еврейскими шуточками» и развесёлым сжиганием книг – нужен был именно новозеландский маори-режиссёр (с как минимум четвертью еврейской крови по материнской линии, естественно); помимо этого – нужна была соответствующая «основа», источник, книга, которой стала «небо в клетке» авторства кристины люненс, полуитальянки-полубельгийки, родившейся в сша, проживавшей в европе и окончательно «дождавшейся» своей популярности в новой зеландии, где она и проживает.

«я родился в вене 25 марта 1927 года, йоханнес эвальд детлеф бетцлер, толстым и лысым мальчиком, какого я видел на страницах фотоальбома моей матери. просматривая страницы, всегда было интересно угадывать, кто держал меня на руках, мой отец, мать или сестра. кажется, я был похож на большинство детей: я улыбался, показывая дёсны, очень интересовался моими маленькими ножками, а черносливины больше пытался одеть, чем съесть.» от книги, естественно, мало чего осталось – даже имя сестры героя было заменено на более «благозвучное» (есть два немецких имени, которые всегда у изучающих язык вызывают непонимание и неудержимое желание разоржаться: уте и уве). но, вероятно, и того, что осталось предостаточно, чтобы рассказать увлекательную австрийскую историю окончания войны, где со всех сторон наступают американцы и русские (едящие детей и сношающиеся с собаками), а на стороне немцев остались одни япошки (которые – что логично – не вполне арийцы).

давно умершая сестра, исчезнувший с горизонта отец – и мальчик, оставшийся с матерью, которая и вроде как нигде не работает, и всегда очень занята. в такой ситуации естественно, что у ребенка появляется воображаемый друг, чего не вполне ожидаешь – что это будет адольф гитлер (которого играет сам тайка вайтити, полумаори в качестве гитлера – очень убедителен), ведущий своего «партнёра» на всевозможные подвиги и являющийся его первым другом и советчиком. в чем он не слишком, конечно, силён – так это в том, чтобы пояснить, что нужно делать с внезапно затесавшимся в жизнь мальчишки евреем (вернее, еврейкой). период войны – уже после покушения фон штауффенберга – период разброда, шатания и извлекания последних ресурсов ввиду уже предрешенного финала (в этом смысле – совершенно восхитительная роль рэбел уилсон в качестве фройляйн рам («сливки», прелестное обозначение для этой крайне сдобной кунигундистой матери 18 детей)), который уже ничто не может отвратить – даже самый отчаянный «героический» подвиг (сэм рокуэлл в образе гей-глэм-рок-фашиста просто непередаваем), после которого остается просто опустить занавес и начать новую жизнь.

бодро начинающийся с проникновенных разговоров с гитлером и будней в военном лагере гитлерюгенда, фильм очень естественно переходит в камерной психологизированной мелодрамы, чтобы в финальных актах вырваться в драму и абсурд и закончить ровно так, как и полагается. скарлетт йохансон наконец-то вырвалась из плена «чёрной вдовы», сыграв за последние несколько лет как минимум первую вменяемую роль – правда, не знала, что с ней делать, но это такое, вся картина получилась намного интереснее, чем ее неубедительное присутствие. очень весело и крайне свежо. и «герои» дэвида боуи в финальных титрах – самый что ни на есть правильный выбор.

перепрыгнуть через высочайшую планку «реальных упырей» у режиссёра не совсем получилось – но с такой темой это ведь сложно, чем с отвлеченным вроде как вампирским сюжетом.

тревожное исчезновение (disparition inquiétante) – реж. арно меркадье (2019)

достаточно неплохой французский теледетектив, действие которого разворачивается в страсбурге и который целиком и полностью вписывается во французскую традицию детективов, связанных с историческими местами и определенными локациями, практически – немецкий «таторт», но без настолько чёткой локальной привязки, хотя всё, естественно, очень натурно, очень узнаваемо и очень «достопримечательно».

хорошая сумма элементов дала неплохой результат: загадочное убийство не слишком юной учительницы и похищение аж девяти детей кажется поначалу совсем высосанным из пальца, но в течение всей полуторачасовой ленты всё встает на свои места: и – таинственная связь преступника и его сообщника, и – связь со сказкой, некогда опубликованной фон арнимом и брентано, и – умалчиваемая связь нынешних событий и происшествия пятнадцатилетней давности. «осенняя» и «прохладная» атмосфера – что, кстати, тоже очень часто фигурирует во французских детективах (вероятно, чтобы оттенить бушующие страсти) – служит фоном для «огненного» характера главной героини, естественно – пришлой, естественно – не вполне удачливой в личных отношениях, что отражается на ее работе, но не мешает успешному завершению дела. что очень качественно удается перенести на экран – это впечатление тотальной спешки, параноидальности расследования, ведь на кону стоят жизни детей. именно поэтому сумбур, который волнами проносится через всё происходящее, где камера пытается уследить за мечущейся героиней-полицейской, кажется настолько органичным. каждый дополнительный час привносит всё большую долю неуверенности, что дети могут быть найдены, а отчаяние полицейской (к детям вообще относящейся с опаской) – делает всё более естественным.

загадка, естественно, раскрывается, преступление – окончательно не совершается, но, как это и хочется всегда получить от детектива, раскрытие не случается сразу же, до его получения нужно помучиться и потерзаться – этого повествование предоставляет в остаточной мере. динамично, бодро, нервенно и тем самым – естественно.

мандалорец (the mandalorian) – реж. дебора чоу, тайка вайтити (2019) – 07 / 08

два последних эпизода, естественно, не могли предоставить ничего нового, кроме очевидного завершения «мини-саги», в которой нет ни начала, ни конца – как это, что вполне естественно, должно быть в настоящем эпическом произведении, которое из ответвления претендует на то, чтобы стать полноценным повествовательным полотном. с этой точки зрения всё получилось: созданный универсум, в котором проблемы «отцов и детей» являются решающими, получился вполне слаженным. не вполне жизнеспособным – но размашистым, в котором не только всякой твари по паре, но и разнообразие тварей достаточно большое, чтобы способствовать полёту фантазии.

«йодированный» детёныш самым естественным образом обретает своего символического «отца», которого в этой ипостаси практически крестят – как и полагается, кровью и огнём. одна достаточно растянутая история, проятнувшаяся через два последних эпизода, собирает в одну кучу практически всех появлявшихся до того персонажей, потому что, естественно, для решающей битвы нужны все герои. кажется, если и можно было бы найти лучшую иллюстрацию для финала «мандалорца» в виде фразы из мультфильма «по дороге с облаками / очень нравится, когда мы / возвращается назад», то это бы не получилось ни при каких обстоятельствах. по этому принципу подбираются один за другим персонажи, собираются в один новый «ковчег», а затем отправляются в путь к новой земле обетованной. естественно, кого-то пускают в расход, кто-то – сам  жертвует собой; помимо побоища и заката мандалорской славы имеется выход в потусторонний мир, лодка харона и огненные воды реки леты (какая разница, какой она была в оригинальном мифе), после чего – «орфей возвращается из ада», какая нафиг эвридика, если герой, даже не женившись и не брачевавшись ужа обзаводится ребенком? – на этой оптимистической ноте персонажи отправляются в неопределенное будущее (хотя, почему неопределенное? – преследователь готов дальше их преследовать, в течение всего второго грядущего сезона или что там дальше будет).

предвестник землетрясения (earthquake bird) – реж. уош уэстморленд (2019)

«колетт» этого режиссёра-сценариста не вызвала особого интереса и восторга, чего не скажешь о предыдущей ленте, где он выступил со-сценаристом и со-режиссёром, «всё еще элис». наилучшая рекомендация, хотя уэстморленд больше известен не этим фильмом. так или иначе, ожидание было достаточно велико, зрелище обещало не быть сугубой банальщиной, а как раз наоборот, изящно и сложно выкрученным сюжетом, напоминающим «я, анна». по большому счёту, та и вышло – за некоторыми исключениями, которые частично повлияли на восприятие фильма.

безусловно, был сделан отличный актёрский подбор. алисия викандер тут вне конкуренции, она исколючительно хороша, хоть и непередаваемо монотонна в своей роли. но эта монотонность привнесла достаточно сильное ощущение целостности в весь образ. райли кио, засветившаяся в «безумном максе», безусловно, хороша – как типаж, соответствующий 80-м годам прошлого века, что, в принципе, естественно для дочери своей матери и внучки элвиса пресли; лайза-мария лицом была и в папу, и – в 80-е года. а танцор, актёр и модель кобаяши наоки хорошо был типажом «врезан» в эту парочку; вся троица – очень убедительно отыграла совершенно невротический треугольник взаимоотношений (вообще-то – многофигурную композицию, ведь тенями за ними стоят все смотрящие с фотографий лица, ведь герой кобаяши – фотограф).

если с актёрами ситуация обстояла прекрасно, то дело с операторской и художественной работой – еще лучше. сдержанные и достаточно «монотонные» кадры балансируют на грани уныния и яркости, что хорошо отражает образ и атмосферу токио, который располагается несколько на заднем плане по отношению к героям, не вытесняя их и не подавляя своей «прекрасностью» (уродством). город как фон и как атмосфера удался – и в смысле знаком современности, бедности, традиционности – всего, что позволяет воссоздать полнокровную картину, избегая назойливой демонстрации «достопримечательностей» (без показа фудзи в облачном мареве. конечно, не обошлось, но потенциальная слащавость такой картинки была иронически снижена за счет «забытого» фотоаппарата). что-то очень отдаленно вызывает ассоциацию с «птицами, которых она не знала» кадзуя шираиши, хотя лента уэстморленда выглядит всё-таки примитивнее.

а вот с сюжетом несколько странно получилось. вся первая половина фильма – исключительно хороша, сочетая в себе признаки саспенса, триллера, раздвоения личности, галлюцинаторного бреда, мании преследования, и детской травмы, то есть – всего комплекса «радостей», которыми современное кино обычно награждает драматических персонажей (что уж может быть драматичнее. шведки из семьи с восемью детьми, которая оказывается в японии и работает переводчицей, не то находя себе любовника-японца, не то – нет?), а вот финал практически провис в странности. преступление раскрывается, что одно, что другое, но связка элементов – это то, что можно списать на расколотое сознание, - никак не желает сводиться в один узел. хочется надеяться, что в романе сюзанны джонс, по которому снят фильм, развязка выглядит более осмысленной, здесь же это не слишком удалось. картина хороша, тут никаких претензий, в показной будничности и при этом – глубоко сидящей напряженности и нервного срыва, но то, для чего это делалось, оказалось кашей, размазанной по столу. просто репликой о том, что чувство вины – чаще всего, это просто фарс больного сознания? ну, это так себе результат.

п.с. к сожалению, перевод названия не предложил вменяемого варианта названия. вроде бы – да, птицы-предвестники, вот только какой предвестник подает голос уже после землетрясения? а так, чтобы и указать на него, и – не потерять из виду, что пение раздается уже после – нет.

вельзевул (belzebuth) – реж. эмилио портес (2017)

еще один фильм в копилку из тех, которые в последние два-три года были выпущены на экраны и в которых экзорцизм становится центральным мотивом. однако в отличие от своих собратьев эта мексиканская картина «работает» там, где это вполне естественно: истово католическое пространство, прерываемое атеистами (о которых, впрочем, главный герой с иронией замечает, что в мексике даже атеисты верующие), масштабные и жутко-кровавые зверства, оживание мифов и легенд, в парадоксальноем, но при этом очень уместном виде. неплохая картина, которую не портят даже несколько «всплесков» компьютерной крови, наложенные для пущей выразительности, хотя и «живого», мясного, кровавого пиршества здесь хватает.

начало, надо сказать, вообще очень нестандартное: пересказать и при этом не слишком прямолинейно указывать на избиение младенцев – это надо уметь. и здесь это получается: резня в роддоме, стрельба в школе, изощренное убийство в бассейне на глазах у родителей – фильм, не показывая, по сути, ничего, делает выразительным акт указания, заставляя вздрагивать, ожидая, что сейчас вот тебе покажут то, что показывать не стоит, видеть – тем более. но в этом смысле триллер-хоррор – это не слэшер, и режиссёр вёл себя достаточно сдержанно (не надо, конечно, забывать, что это мексиканская сдержанность), допуская натуралистические сцены там, где ничья честь не оказалась задетой.

общая история, рассказанная в ленте, складывается в своеобразную «военную операцию» против потустороннего зла, против демона, поставившего себе целью захватить священное дитя. детали при этом – словно библейские тексты под кальку, никакого заигрывания ни со старыми шаблонами экзорцистских фильмов, ни – картин о «вере». когда один из героев (священник-сатанист, кстати) делает раскладку по силам добра и зла, получается очень необычная, но при этом вызывающая доверие картинка. когда события переваливают во вторую половину и уже главное – это спасение ребенка, то всё становится настоящей спецназовской операцией, и выглядит это очень свежо.

отчаявшийся вдовец-полицейский, потерявший к тому же еще и ребенка, становится тем «полем битвы» сил добра и зла, которые вполне соответствуют статусу святого и мученика (хоть последними и становятся обычно после смерти, но в сюжете эта линия практически проведена) – чтобы не было сомнений, имя у героя – эммануэль (тот, который «с нами бог»), а фамилия – риттер: ну кем, как не рыцарем креста быть ему, чтобы затем перевоплотиться в великана христофора (с младенцем наперевес, который – «я – грядущий день»). и мексиканский актёр хоакин косио роскошно его воплощает. плюс в паре к нему – тобин белл, который со своими сатанинскими татухами, проповедью рождения спасителя в угнетенной стране и совершенно бесцветными глазами выглядит исключительно убедительно. окружение этой парочки – то какая-то затрапезная мексика, то – пустыня, то – подземелья или заброшенные здания жуткого сьюдад-хуареса (наилучшее место, чтобы вызывать демона ада). всё вместе – сочно, динамично и морбидно-красочно (не обошлось даже без капеллы санта муэрте).

монстр (monster) – реж. анне севицки (2017) – 04

иллюзии и галлюцинации, растворение реально происходящего в выдуманном, приснившемся или ожидаемом – это отражение еще одной темы, движущейся параллельно магистральной линии расследования в сериале. торговля наркотиков, варка мета и всё сопутствующее проходит фоном, на котором повествование особо не акцентирует внимание, но о котором не забывает, всё время вплетая в те или иные события. поскольку последнее. чего здесь нужно ожидать, это правда, неудивительно, что в этой серии особенно чётко проступает то, что почти все персонажи – чьи-то дети – являются детьми чужими, кому – наказанием, а кому – величайшим подарком, как об этом говорит «крёстная мать» этого места, наркоторговка марго, дочь которой пропала и ей угрожает опасность повторить судьбу первой жертвы. линия марго, очень постепенно вводившаяся с первого эпизода, точечными вливаниями и мелкими штрихами, здесь раскрывается наиболее ярко, собирая вокруг себя и динамику сюжета, и – символическое наполнение: великая скандинавская мать, собирающая вокруг себя детей своих – с перспективой скоро стать ниобой.

ненормальность, вопиющая сюровость тут просто зашкаливает: начиная от очень странных танцев то в доме, то – посреди поля, и заканчивая перестрелкой полиции и наркоторговцев, где финал разворачивается в пене, пене без моря – и пене, выступающей на губах умирающего. пене, с поверхности которой взлетают сверкающие красками гипнотизирующие пузыри – и под которой лежит самая неприглядная правда о происходящем.

п.с. марго, та самая наркоторговка – персонаж в исполнении актрисы гёрильд маусет, привлекает внимание с начала: такая себе валькирия северных пустошей, с филигранно продуманной и отыгранной мимикой, невероятно проникновенным взглядом и прямо-таки источающая силу и опасность.

страна приливов (tidelands) – реж. картиона маккензи (2018) – 05

два мира, ничем не отличающихся и сотрясаемых одинаковыми страстями и чувствами, оказываются перед одной чертой, которая уравнивает всех и вся: перед океаном, из которого все ожидают чуда. но чудо – богатство, перспектива, горизонт, спасение – это очень эфемерная материя, которая для воплощения требует своей жертвы. и жертвоприношение здесь происходит – и там, и там – в одном мире более удачно, в другом – нет. вода есть кровь, а кровь есть дар, который приносится предкам за их благосклонность. адриэль, не жалея никаких средств, собирает то, что может стать ключом, отпирающим воду, отпирающим границы, которые отделяют затерянный мирок получеловеческих существ (которыми, собственно, являются австралийцы) от мира прошлого, мира истоков, причин и оснований. одновременно появляется момент беременности одной из героинь – в данном случае – это уже новое поколение, уже не ребенок людей и сирен, а полусирен и людей, возможность нового поколения обитателей, которое сможет преодолеть границы и помочь свести два противостоящих мира. вокруг этого дополнительно – целая сеть интриг, хитростей и подстав, которые всячески стараются разрушить хрупкое равновесие – собственно, что совершенно естественно в этом пространстве на границе земли и воды. жертва принесена, дар сделан – но этот дар отчего-то не принимается.

осмос (osmosis) – реж. мона акаш (2019) – 05

эпизод конфликтов, разворачивающихся на всех фронтах. семейных треугольник брат-сестра-мать оказывается на границе разрушения и ликвидации идиллии. история ничего пока не объясняет, но нагнетает исключительное напряжение: долгие годы находившаяся в коме, приходит в себя, но при этом ее пробуждение никому не приносит радости, как если бы проснулось «зло», долгие годы дремавшее в вытеснении, а теперь явилось, требуя свои жертвы. самая идиллическая пара переживает сначала экстаз, а затем – не менее бурное разочарование; вторая по страстности пара – конфликт, вроде бы несущественный, но на самом деле вытесняемый и заставляющий задуматься о том, а можно ли обходиться без пагубного влияния чувств на жизнь. исчезнувшая – появляется, однако после проблем становится еще больше, ведь задается вопрос, ставящий под сомнение всю идею «осмоса»: что делать, если после осознания крепости чувств приходит желание избавиться от «машинки» продуцирующей желание (как бы был воодушевлен делёз, если бы дожил до визуализаци на телевидении собственных идей), чтобы освободиться от влияния, поддавшись «хаосу непредсказуемости», а не рациональной предопределенности.

всё дело «осмоса» оказывается под угрозой, но как во всем сериале нет однозначности, так и здесь разрушение сопровождается тем, чего зритель ожидает уже как минимум два эпизода: наступления беременности. противостояние «естественности» и «трансгуманизма» наступает и вступает в кадр очень естественно, и в этом большая заслуга режиссёра, придавшего этому событию вид обыденности без излишней мелодрамы – при том, что сериал уже окончательно почти отбросил фантастику и стал именно ею.

страна рождества(nos4a2) –реж. скоглан/шибан/соутэм/уэбб/кулпеппер/шварц (2019)– сезон 1, серии 1-10

роман прочитать я так и не смог – «не зашел» совершенно, а вот сериал получился очень знатный, пусть даже местами может показаться не слишком увлекательным и не вполне «взрослым», хоть это, конечно, совершенно не так. первое, что вызывает к нему большую симпатию – это отсутствие стандартных и в таких история полагающихся мелодраматических соплей, которых не избегают даже фильмы ужасов, когда речь заходит о каких-то культурных явлениях и сантиментах с ними связанных, одним из самых мощных среди которых является «рождество». два перевода, которые есть в этом случае для названия, «страна рождества» и «носферату», оба имеют право на существование, ведь первое – это интерпретация, второе – дословный перевод, но тут бы я отдал предпочтение именно «стране рождества», ведь именно вокруг нее всё вращается, а кроме того – написание указки на центрального персонажа (nos4a2), ведь зовут его иначе отсылает не к имени, а к автомобилю, роллс-ройсу «фантому» с именно такими номерами. помимо этого – «носферату» в русском языке – нечленуемое имя, в котором прочитать автономер просто не представляется возможным. оно отсылает к вампиризму и конкретному топосу; и пусть определенное сходство героя в части моментов с персонажем мурнау есть – всё же это не вампирский фильм и совсем не вампирская история.

там, где водятся неблагополучные семьи с крайне неблагополучными детьми – всегда может появиться персонаж, могущий пообещать сказку, которая будет длиться бесконечно каждый день и каждый день будет тянуться – бесконечно. ребенку ведь хочется тепла-ласки-сказки, а в стране рождества, где у тебя будет много друзей, много игрушек и сладостей – там может быть невыразимо прекрасно. поймать на крючок и увезти туда – это то, чем долгие годы и десятилетия занимается чарли мэнкс, тот самый человек на «фантоме», именно из-за него огромное количество пропавших детей так никогда и не были найдены.

но там, где есть такие персонажи. как мэнкс – есть противоположные, творцы, могущие преодолевать пространство и время и оказываться там, где того никто не ожидает. у каждого – свои способности, у каждого – свой путь и способ преодоления измерений, кто-то – преодолевает ветер и путь, кто-то – может предсказать всё и мгновенно, а кто-то – найти потерянное, выстраивая к пропавшей вещи «короткий путь». именно так действует виктория, ученица выпускного класса, мечтающая учиться в школе дизайна, девушка и с большими тараканами в голове, и – с большими способностями, как в рисовании, так и в нахождении пропавшего.

десять эпизодов – это не просто история противостояния героини и злодея – это еще и достаточно глубокое путешествие по «одноэтажной америке», преимущественно – по ее не самым богатым, чтобы не сказать бедным, провинциальным городишкам, кварталам, районам, где за каждым человеком стоит определенная социальная среда, которую в большинстве случаев преодолеть не получается. становясь взрослее и более осознанно открывая для себя свою предыдущую жизнь, субъект сталкивается с тем, что открывает убожество собственного до сих пор очень восторженно воспринимавшегося мира, в котором всё настроено на медленную постепенную деградацию. за небольшим исключением персонажи и семьи – это алкоголики, бывшие заключенные, бармены, продавцы в захолустных магазинах, уборщицы и т.д. – те, что не становятся даже близко средним классом и кто не имеет из поколения в поколение возможности учиться в колледже. публика пьющая, курящая, сидящая на наркоте разной тяжести и т.д. – т.н. социальное дно, которое в то же время не является полным «днищем», как его представляют и как это для самих его представителей в большинстве случаев является истиной.

в сериале очень хорошо смешаны в единое целое темы подростковости, бунта против родителей, осознание тщетности и попыток бороться, и своей незадачливо прожитой жизни, какие-то сугубо натуралистические аспекты из топоса а ля эмиль золя и так далее. одновременно – это иллюстрация мистического ужаса перед злом-демоном, демоном-похитителем детей, где он – это не гаммельнский крысолов, а дьявол, пусть даже бога и нет (о церкви тут вспоминают от силы пару раз, да и то, чтобы в раздражении отмахнуться). дьявол есть – и у него есть имя: смерть детей как смерть будущего, превращение этого будущего в кровожадную алчность. хорошо соединенные части в результате дают классную картинку, не вычурную, очень минималистичную, но при этом – выразительную и ёмкую. смотрится на одном дыхании.

демон / это был демон (鬼畜) – реж. номура ёшитаро (1978)

сейчё мацумото и номура ёшитаро: двух этих имен, собственно, достаточно для того, чтобы обеспечить картине – любой – интерес со стороны того, для кого это не просто сочетание пустых звуков. самый прославленный детективист второй половины 20 века и один из известнейших режиссёров, которому вроде бы и не нужны рекомендации, но достаточно назвать только «крепость на песке», «три неотправленных письма», «деревню восьми могил» и «подозрение», так сразу же становится понятной картинка, ожидания, перспективы, способ повествования, местами даже – актёрский состав. тут с ним всё в порядке – в центре огата кен и ивасьта сима, более чем достойная внимания пара актёров.

с сюжетом, как всегда – полнейшая неразбериха, от которой по голове начинают равномерно ползать волосы, когда во время просмотра ты воспринмиаешь как само собой разумеещееся то, что мужчина семь лет пребывает в браке с женщиной, с которой вместе работает в небольшой типографии, в это время на стороне у него – любовница, успевшая за это же время родить троих детей, которые – после того как незадачливая мать находит место работы и одновременно дом своего «возлюбленного» - перемещаются в этот дом, а сама женщина исчезает. и после этого начинается полнейшее сумасшествие.

как бы ни хотела культура или массовые жанры навязать стереотип «родительских чувств», «любви к ребенку», «отцовской / материнской привязанности», все это шаблоны в конечном счете оказываются именно шаблонами – и они деконструируюся невероятно жестко в этом, на первый взгляд, очень непритязательном фильме. никакой любви к детям (через четыре года в картине того же номура актриса ивасьта сима выступит в роли совершенно вестернизированной героини, мало того, что полнейшей феминисткой, так еще и совершенно «идейной чайльдфри»; здесь она пока – женщина, воющая во время секса, к которому принуждает мужа, от отсутствия детей; это вообще самая дикая сцена в картине – надо добавить, на фоне мелькающих в голове ее мужа мыслей о только что умершем ребенке-младенце, да), никаких привязанностей и обязательств: всё сознание и вся энергия поглощается мыслями о рушащемся бизнесе и безвыходной этической ситуации, когда любовница оставляет мужу и его жене (их мачехе) своих детей, а сама исчезает.

далее начинается очень замысловатый и запутанный процесс постепенного прояввления желания избавиться от детей, когда в силу вступают все приёмы (преимущественно – ниже пояса), побуждающие и оправдывающие желание избавиться от детей. и каждый из трёх случаев – это своя драма и трагедия, в которой до конца не верится в то, что это на самом деле происходит, но это именно происходит, никакой пощады никому – вне зависимости от положения и возраста. социум – это гнуснейшее болото, перенаселенное неудачниками, алчными банкирами, вопящими детьми, подозрительными и сплетничающими соседками, туповатой полицией и вообще – публикой с нулевым вниманием к окружающим, ведь они погружены в созерцание своего (не)счастья.

лента непритязательная и не претендующая – но насколько же вона выбивает из колеи и из стереотипа, выводя на первый план то, что по-настоящему интересует субъекта: никак не «ценности», а одну «цену», которую надо платить совершенно за всё. жуть и мрак – очень обыденные и банальные.