December 7th, 2019

оно 2 (it: chapter two) – реж. энди мускетти (2019)

поскольку и первый фильм был в некоторой степени неизощренным издевательством над зрением и слухом, вторая часть вряд ли могла претендовать на что-то особенное, тем более что и ожидания были невелики. в умеренно объемном романе кинга нашлось предостаточно всего, что можно было бы запихнуть в картину во второй части, тем более, что основная канва достаточно точно перенесена, пусть и с достаточным временным сдвигом, но нашлись и моменты, которые никак не были реализованы, почему – это уже другой вопрос.

вообще картина отпугивает – не в силу своей ужасности (таковой она не является), а как минимум своим почти трёхчасовым хронометражем – в этом смысле она идет рука об руку с «ирландцем» скорсезе – из которого осмысленного хоррор кино – едва ли одна третья часть. мускетти, прекрасный декоратор и атмосферист в кино, тут превзошел все мыслимые пределы, распотрошив кинговскую историю и заставив ее трепыхаться на бельевых веревках художественности. один за другим нанизываются эпизоды, в которых с максимальной детализированностью демонструются некие «ужасающие» события и / или переживания, но при этом вся история целиком стоит на месте, а между отдельными сценами случаются трещины, в которые мог бы рухнуть многоэтажный дом.

конечно, всякий фильм ужасов – это, безусловно, атмосфера (иначе вряд ли бы с такой частотой не вспоминался «кошмар на улице вязов 5», вывеска которого мелькает над кинотеатром в дерри), но здесь она переизбыточна. кинга как автора во многом можно упрекнуть, в том числе – и в многословии, но он никогда не превращал живописания ужасов в галантерейную лавку, а здесь это впечатление не покидает. не в смысле особого внимания, уделяемого тем или иным вещам, а по совокупности и переизбыточности впихнутого в один кадр / одну сцену. от этого нервное напряжение стухает, погребенное под неподъемным весом того, что «нужно показать», и затем режиссёру не остается сделать ничего другого, как использовать старое привычное «бу!». нагнетать атмосферу не выходит – всплески «ужасного» напоминают не вполне удачные фрикции, между которыми размазана каша чувств, воспоминаний, идейных посылов и любования.

зло здесь умирает вроде бы и с фейерверками, красочно, но настолько убого, что ему прямо начинаешь сочувствовать. оно кажется «обобранным» со стороны истории: вроде бы и показали его внеземное происхождение, но показ был настолько детализованным и телеграфным, что потом, когда существо помирает от своей приниженности (тоже, так себе поворот), смерть кажется просто не слишком убедительным пшиком.

что не менее важно – в фильм не вошло то, что придает смысл романной истории: как и после первого раза, персонажей настигает беспамятство, не гарантирующее ни того, что они снова пересекутся, ни – что зло через 27 лет снова не возродится. в фильме это предстало слащавыми монологами (с вонью лакричных конфеток и печеньиц) о важности дружбы, связей, чувств и т.д. дидактичность и пошлость этого выпирают до неприличия из кадра, и, не будучи подкрепленным ни иронией, ни предостережением, сразу же нивелируют смысл всей этой битвы бобра с ослом.  как это часто бывает в таких кинослучаях, как не вспомнить дивную цитату о том, что «если разобраться, его проблемой была вечная юность америки – эмоционально он не поднялся выше школы траханья на фоне золотого заката», что во многих произведениях кинга (как и его экранизациях) хочется вынести в эпиграф.