December 2nd, 2019

венская кровь (vienna blood) – реж. умут даг (2019) – 1.2.

«царица ночи»

если верить автору серии романов о максе либермане, то его три страсти в жизни – это психоанализ, музыка и пирожные. с первым и третьим во втором эпизоде не вполне сложилось (немного психоанализа здесь всё-таки имеется), то уж второго – явно предостаточно: мало того, что постановка «волшебной флейты» с крайне непредсказуемыми декорациями происходит в бургтеатре, так еще и все преступные деяния совершаются под влиянием дивных мелодий моцарта, на что недвусмысленно намекает название второго эпизода (если быть совсем честным – всё-таки двусмысленно, ведь английское «queen of the night» - помимо отсылок к уитни хьюстон – пусть и коррелирует с немецким «königin der nacht», но никак не оправдывает ожиданий тем, кому дамочка известна как «царица ночи»).

сюжет второй серии может показаться немного простоватым и не настолько запутанным, как в первой, однако этот странный дух вены начала 20 века здесь выражен намного глубже, в смысле сочетания крайней вольности духа, пронизывающего всё антисемитизма и пробивающихся на поверхность настроений необходимости «чистки» пространства от излишних компонентов. всего много – и всё по-оперному избыточно, начиная с массового убийства в борделе и завершая крайне драматичным обретением преступного персонажа на сцене во время встречи принца тамино и дракона (но до появления служанок царицы ночи). конечно, есть несколько натяжки – в виде, например, крайне нереалистичной дуэли (она вроде бы не состоялась, но странно, как всё обошлось без последствий) между офицером и максом либерманом (который что не аристократ, так еще и еврейский доктор), а так – очень даже всё в «марципановом духе» вены: живописно разбросанные тела проституток по борделю, одна – возложенная в окружении лепестков роз на ложе страсти, выставка какого-то мелкотравчатого недо-бёклина – недо-россетти, «волшебная флейта», взрезанный удав, повешенный на тумбе для объявлений (напротив монумента моцарту), мещанин , влюбленный в августейшую особу и прочая, прочая.

детектив – не только детектив, но и, конечно, мелодраматическая линия со страстями макса и клары, в которые вклинивается дивная девица амелия, отчего отношения трещат и разваливаются. столь сладостное еврейское обручение, с которого начинается эпизод, завершается не менее страстными и пылкими расставанием и ссорой, после которой остается большой вопрос, будет ли свадьба, в конце концов. то есть – всё, что нужно для драмы, и в настоящем, и в будущем (третьем эпизоде).