rizonomad (rizonomad) wrote,
rizonomad
rizonomad

полуночный человек (the midnight man) – реж. тревис z(заривны) (2017)

донельзя примитивный – и поэтому очень позитивный фильм из разряда «бойтесь желаний своих». хотя в большей степени речь идет о страхах и их последствиях. сказать, сколько раз такая история  уже была представлена на экранах кино не представляется возможным – такие истории проходят под грифом «дом с призраками» (и всеми вариациями подобных историй): везде, где появляется старый особняк, в котором прячется старое и безжалостное зло (парадокс – не бывает ведь зла «жалостливого») – везде возможна история о том, как неразумное человеческое существо любого возраста пробуждает нечто тёмное, что в одинаковой степени может находиться как вовне, например – в шкафу, так и внутри человека, в его сознании, выбираясь наружу под действием особых ритуалов, как, например, здесь – после начала игры, начатой на самом деле более пятидесяти лет назад, что привело к ужасающим последствиям.

интересно то, что акцент в картине делается не на то, что зло невозможно уничтожить, что ему нужно положить конец и т.д. – не на то, к чему апеллируют обычно этико-морализаторские посылы, а на «соблазнительность зла». оно – это игра, пусть не вполне понятная, пусть всегда нарушающая правила и допускающая всевозможное жульничество. а как всякая игра – оно способно затягивать и не отпускать, становясь смыслом жизни. при том – можно ли называть «жизнью» то, что длится потом, после того, как игра сыграна в первый раз. щекотание нервов и растворение в духе игры, нескончаемого преследования, которое создания ночи открывают на детей дня – это ли не самый большой искус, заставляющий идти на всевозможные ухищрения, чтобы приносить источнику зла всё новые и новые жертвы, не считаясь при этом ни с привязанностями, ни с родством, ни прочими иллюзиями.

картина начинается не то что стандартно – это шаблон на шаблоне, который этим даже преодолевает свою банальность: сколько раз уже видены такие комнаты, такие коридоры, такие картины, обои и фотографии – точно так же. как и аналогичные герои. но вдруг затем, ближе к первой трети фильма, события вдруг начинают выбиваться из колеи, задевая нечто, что находится по ту сторону шаблонов. но и тогда еще фильм больше напоминает всё до того уже многократно рассказанное. после чего – путём введения еще одного персонажа, глупого и изначально обреченного – сюжет совершает еще один поворот, выводя рассказ в неожиданную плоскость: что если игры со злом – это вариация на тему «алисы в стране чудес», где героиня, например, догнала кролика и решила с ним поиграть, а в пылу игры, увлёкшись и соблазнившись всеми прелестями животинки, перерезала кролику горло. что же дальше происходит в кроличьей норе? и как девочке жить с этим дальше?

так и выходит, что банальная история о том, как подростки вызвали в очередной раз из тьмы чудовище, отклоняется от стандартного сюжета и повествует больше об игре с тем, что находится под запретом, и никакие ухищрения не могут загнать вырвавшееся на свободу обратно. начав игру, из нее уже не выйти –  постмодернистский лабиринтик? и такая же постмодернистская идеальная игра? – ни в коем случае, ведь сюжет настолько примитивен, что не предусматривает ничего выходящего за рамки. но при этом – стопроцентно именно оно, ведь, следуя букве повествования, история выстраивает себя именно так, без возможности покинуть заданное пространство игры, которая уже вышла из-под контроля. здесь – еще одна «хищная вещь века», считающего, что для иррационального и мистики нет места и нет возможности – и благоразумно считает так до самого своего конца, пока в луже кровушки уже некому доказывать обратное.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments