rizonomad (rizonomad) wrote,
rizonomad
rizonomad

Category:

ветреная река / винд ривер (wind river) – реж. тэйлор шеридан (2017)

свежая лента из числа тех, которые у меня получается смотреть очень легко и естественно, несмотря на то, что жанр, в котором они сняты – из априори нелюбимых: вестерн. но – с поправкой: неовестерн, что предписывает особую стилистику и построение конфликта, а также – особый стиль как представления конфликтного пространства, локаций, персонажей, так и упор на новые опорные пункты истории.

по сути, от старого классического вестерна здесь мало что остается, поскольку в последние пару десятилетий такие истории более напоминают детектив, декоративно изукрашенный деталями, более свойственными топосу вестерна, чем собственно детектива. да и детектив – это больше драма-триллер, чем закономерное и последовательное расследование, базирующееся на дедукции. объединяющим компонентом становится некоторое «дикое» пространство, в котором размещаются типажи, свойственные вестерн-истории о поиске и промысле справедливости на месте свершившегося беззакония, в результате чего происходит обязательная и неизбежная победа добра над злом. в таком контексте даже первый «настоящий детектив» может считаться в стилистическом смысле неовестерном – как и «любой ценой», как и испанская лента «плавни» (уж казалось бы, что дальше от америки, чем старый свет – но способ повествования остается одним и тем же).

при этом история позволяет заметить еще один немаловажный компонент, пристрастие к которому кино (не только американское) стало испытывать не так давно, находя в этом новые поэтические источники: зимние локации. до определенного момента «детектив» и «триллер» (как и вестерн) обходились условным «летом», или, как минимум, нехолодными измерениями времени, однако так или иначе зимнее и холодное как характеристики природных пространств стали привлекать кинематографистов, позволяя им вместить в это пространство «охлаждения эмоций» особо горячую «страсть» в том, что касается «справедливости» и «истины». кажется, только так – и особенно так – ценности гуманистического порядка начинают проявлять свои несколько подзатёртые стороны, возвращая себе внимание зрителя-реципиента.  и если до нынешнего времени можно было считать, что холодный ландшафт, засыпаемый снегом может восприниматься как некое измерение «истины» и «разума», современные детективы-триллеры начинают проявлять его как пространство тотального равнодушия мира по отношению к субъекту, у среды никаких эмоций не вызывающего: оставаясь посреди снегов и льдов, человек особенно остро осознает своё одиночество и разрыв с природой, из лона которой он некогда вышел.

в данном случае – события разворачиваются на территории индианской резервации, где обнаружен труп девушки-индианки. никак не указанные локации (резервация винд ривер и городок лэндер совершенно ни о чем не говорят) очерчиваются не наличием инфраструктуры (из неё – только указания на институции власти, но ничего, имеющего отношения к «оформлению жизни»), а пустотой присутствия людей, рассыпанных на территории, где с одной стороны – подобие городской цивилизации, а с другой – территория нефтедобычи, не то законсервированная на зиму, не то еще вообще не запущенная. два трупа в лесу плюс один в воспоминаниях главного героя, охотника на хищников, помогающего в отстреле покушающихся на овец зверей, составляют драму, которую обрамляет фактическая и символическая охота, состоящая главным образом из хождения по следу – чем дальше, тем ближе к логову.

параллельно к событиям «детектива» разворачиваются переплетающие все точки истории резервации и индианцев, сложно переплетение бело-красных нитей зависимости, вражды, дружбы, отстраненности и (не)доверия. резервация, вымирание, постепенная деградация, обреченность – весь набор действий, связанных с притеснением и примитивно-жестокими расовыми представлениями (флэш-бек с жертвой делает это особенно явно и остро) соответствует тому клубку проблем, которые обозначают соприсутствие различных традиций на одной территории. не случайно мелькающий в кадре флаг штата и один раз оброненное название очерчивают место: вайоминг. почему именно он? разве не мог быть другой настолько же «дикозападный» и «индианский» штат? – мог – но тогда не было бы возникающего в сознании зрителя (американского, конечно) другого названия, equality state, «штат равноправия» - что уж более далекое от того, что происходит здесь?

равноправие – в первую очередь как равноправие жертвы и мстящего за неё, уравнивающего в правах и жертву (которая себя не может защитить) и преступника (на которого находится мститель). «разве вы не знаете, что в вайоминг пришла весна?», полуиронично вопрошает героиня-агент фбр. весна пусть не правосудия и равноправия – но справедливости и отмщения, без которых субъект неспособен вообразить себя в новом мире, в котором он лишен связи с жизнью природы. когда среда отказывает в родстве – нужна опора, которая поможет удержаться на плаву, принимая боль от утраты, но через эту боль позволяя сохранить целостность и собственную сущность. очень неспешный и очень «пустой», фильм, тем не менее, оставляет очень сильное впечатление напряжённости и глубины переживания.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments