rizonomad (rizonomad) wrote,
rizonomad
rizonomad

живое (life) – реж. даниэль эспиноса (2017)

несмотря на то, что, на первый взгляд, фильм и не ориентировался особенную оригинальность – космическим фильмам сложно быть оригинальными, учитывая, что все они так или иначе строятся изначально по модели «чужого», реалистичности и правдоподобия затем набирая по следам «аполлона 13», но настолько вторичного сценария как-то не ожидалось. всё то, что в картине эспиноса космического, взято напрямую из «гравитации» куарона, но даже вся развесистая технологично-антигравитационная машинерия неспособна скрыть того, что, конечно, снимается «чужой», в частности – третья часть, однако за этим проглядывает то, что сидит глубже и работает на системном уровне, а именно – «капля» в ее интерпретации 1988 года, переползши туда из 1958-го.

пусть сам окончательный финал и был несколько неожиданностью (оправданной) – иначе бы разрешение конфликта картины вообще было бы тошнотворным, потонув в соплях, присыпанных бриллиантовой посыпкой из слёз, - он продемонстрировал, насколько кинопродукция зависима от наработанных шаблонов и выработанного киноязыка для представления темы иного, с которым человеку так или иначе приходится иметь дело. иное-чужое-чуждое: столкновение с ним так или иначе располагается в пределах замкнутого пространства (большей или меньшей объемности), с которым последовательно сталкиваются несколько персонажей / модусов субъектности (являющиеся и манифестацией и либеральности общественных институтов, и фиксацией коллективности «супер-эго» как высшей инстанции волеизъявления в современных условиях со-бытия субъектов). закономерно вариация победы «своего» над «чужим» колеблется в пределах пропорции 1/6 – 1/10.

все повадки вторженца в фильме дублируют всё того же «чужого», хотя его морфология и физиогномика выстроена чуть сложнее, сочетая в себе полипы, орхидеи, головоногих и гадов. так или иначе – чужое не будет теплокровным, поскольку обязано самим своим присутствием источать холод и враждебность. естественнее всего выглядит трансформация и различные принимаемые формы – от клетки через плеснеообразное скопление биомассы к частично морской звезде-частично цветку, затем – к головоногим, после чего идет усложнение и наращивание биомассы. кроме ежечасной детальной демонстрации самого существа – фильм совершает еще одну достаточно большую «непристойность», попытку продемонстрировать его «зрение» - панорамную слегка растекающуюся фасеточность практически без искривления цвето-динамического спектра и ритма видения. антропологическая составляющая слишком явна, чтобы можно было ее проигнорировать и посчитать чем-то оригинальным.

разворачивание событий предсказуемо, судьба – в принципе, тоже. даже в таких обстоятельствах актёры пытаются что-то играть, некоторые сцены действительно неплохи, но в целом – развесистая клюквенно-слизистая масса, украшенная отдельными дополнительными стразиками вкраплений. что действительно хорошо – это почти полное преодоление в течение фильма тяготения дихотомии «верх-низ», что прекрасно отражается на впечатлении невесомости, в которой всё происходит. это преодоление не выглядит натянутым, как было в той же «гравитации», скорее – вообще не обращает на себя внимания, что является свидетельством того, что технический прием достиг своего хорошего уровня использования и воплощения. а что кроме этого? – да, по сути, ничего. кроме – в очередной раз – признания, хотя бы для себя: пока что лучшим в этом смысле фильмов – фильмов о столкновении  с чужим, что происходит в ситуации обреченного космического корабля, человеческого сознания и сегмента цивилизации, - является «европа» себастьяна кордеро, вместившая и «немыслимое», и возможное к представлению.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments