rizonomad (rizonomad) wrote,
rizonomad
rizonomad

Categories:

сплит (split) – реж. м. найт шьямалан (2016)

никак не будучи особенным поклонником кино шьямалана, да и видев не так и много фильмов, купился, конечно, в первую очередь на аню тейлор-джой, которая мало того, что засветилась в «индеворе» запомнилась по «ведьме», но еще и очень сильно похожа на юную бьорк в «можжевельнике» ницшки кини. присутствие джеймса макэвоя там особо сильно не предвещало, хотя, увидев лицо актёра, сразу понял, что видел явно не в одном фильме. а игра убедила, что, наверное, он не просто так приглашенная звезда, а действительно может попытаться воплотить все те многочисленные личности, которые  соединены в этом gesplittert’ом субъекте, хорошее универсальное слово, одинаково читаемое и понимаемое в нескольких языках вполне соответствует своей «непереведенности» в названии фильма.

после просмотра осталось недостаточно понятным, зачем было создавать эту изыточно перегруженную конструкцию с двадцатью тремя личностями, если из них перед глазами зрителя появились от силы пять, а остальные не заслужили даже мимолётного упоминания на экране в экране – в тот момент, когда начинают фигурировать видеозаписи с проникновенным монологами каждого по отдельности. но это можно оставить на совести сценариста-режиссёра, вероятно, посчитавшего, что такой переизбыток избавит от перспективы возможного «окончательного описания» всего анамнеза, всё-таки в 23-х легче запутаться, чем в пяти.

если отсечь вступительную фазу истории и заключительные кадры, сюжет продержался в достаточно последовательном монотонно-растущем темпе, понемногу набирая обороты и вполне логично объясняя нарастание паранойи и ощущения опасности от безысходной замкнутости внутри некоего весьма странного места заточения, которое – и это самое интересное – режиссёр так и не показал за всю картину, до последнего заставляя теряться, что это за бездна коридоров и коммуникаций, со множеством помещений, в которые никто никуда не заходит. объяснение дано, но это уже сугубо ответ на немой зрительский вопрос – где возможно вообще запереть нескольких человек, чтобы об этом никто не знал, но при этом не делать это объектом пристальных поисков. кроме того – символизм пространства постфактум прибавляет «нагруженности» содержанием.

наверное, особенностями переводческой работы и озвучкой можно объяснить ту степень тягомотности, которая вложена в реплики персонажей, особенно это касается речей психологини-психологессы, ненатуральней мало что смотрится здесь , в этой и так не слишком натуральной истории. то есть, она вполне натуральна – в той мере, в какой рассказ о похищении трёх школьниц персоной с расщеплённой личностью, которая успешно скрывается посреди филадельфии, страдая от перенаселённости собственной головы, которая плохо помещает и совмещает, но при этом прекрасно себя ощущает в тот момент, когда речь заходит о принесении в жертву «нечестивых дев». на первый взгляд, сюжет здесь кажется вторичным, затмеваемый «как бы» исследованием генезиса жестокости и поиском «абсолютной справедливости»; введенная параллель с вытесненными воспоминаниями из детства ясна изначально, но, прожёвываемая за два часа, наконец-то выстреливает, но – недосказано. почему-то вспомнилась винтерберговская «охота», хоть направление и совершенно противоположное.

нескончаемое варьирование темы «человек-животное», прелестно завершаемое панорамирование то тигров, то скульптур животных, то навязчивой символикой клеток и загонов, решеток и замков в какой-то момент переходит все мыслимые пределы, поэтому  внешне эффектный момент появления «зверя» воспринимается не со страхом, который бы он должен вызывать, а, скорее, иронично. ну а выбранный приём для условной «нейтрализации» подводит окончательную черту, сводящую всю пара/психологию к трём словам: человек – животное – демон. в каждом сидит демон, делающий из человека животное, а всё, что человек делает / живёт – сугубо процесс более-менее успешного «зоопаркования» тварей. поверх этого – плоская мораль из возмущения классовым разделением (которое при всех стараниях сценариста-режиссёра-шьямалана не переходит на экзистенциальный уровень, оставаясь просто частным раздражителем частного случая частного личностного кризиса).

и поэтому на выходе получаешь клаустрофобический триллер, где все трагедии – следствие травмы детства, которые из мальчиков делают зверей (когда они становятся даденьками) и демонов –  когда они вместо того, чтобы найти девочкам-подросткам другое применение (а сами они не прочь, как показывает опыт дамы-психиатра, разбирающей случай посягательства на мужскую добродетель через его, мужские, ладони и их, девичьи, перси), начинают относиться к ним как «нечестивым» и агницам, годным только на заклание.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments