rizonomad (rizonomad) wrote,
rizonomad
rizonomad

Categories:

в тени (زیر سایه) – реж. бабак анвари (2016)

продемонстрированный в январе этого года на фестивале «санденс», выпущенный в сентябре сначала в англии, а затем в октябре – в сша, фильм, квалифицируемый как хоррор, конечно, своему определению не соответствует. с жанром вообще сложно обходится, особенно учитывая, что практически каждая страна с более-менее выразительной киноиндустрией уже выпустила аналогичные фильмы ужасов, в основе которых находится историческая подложка – ужасы, в которых грань ужасного является одновременно и границей драмы страны / поколений / эпохи / травмы.

с фильмом анвари то же самое; он – не страшный в том смысле, который мы традиционно вкладываем в это слово, предполагая и сумму определенных образов / настроений, призванных способствовать ощущению ужасного, и – определенные ходы сюжета, которые должны рано или поздно привести зрителя к переживанию «пугающе»-очищающего чувства (любой страх – всегда форма катарсиса и переработки). не страшный – но исключительно жуткий, какими бывают совершенно обытовлённые истории, с которыми ты можешь столкнуться в повседневной жизни, именно истории – лишенные исключительности как места, так и времени или персонажей.

несмотря на то, что иранская история, предстающая здесь на экране сразу же заставляет вспомнить «приходит дракон» мани хагиги, общая модель рассказанной истории отсылает не к этой картине (которую можно было бы считать историческим «предисловием» к ленте хагиги), а к «ядовитому демону даббе», снятому двумя годами раньше в турции. дом и семейный топос, выбранные как поле боя «демонов» за души, общи и для картины хасана харацадага, и бабака анвари. его английско-катарско-иорданская копродукция не ставит целью выйти на тот совершенно метафизический уровень обобщения и осознания, как это делает картина хагиги, однако намного превосходит жанровые границы, вероятно, намечавшиеся вначале, оперируя символикой образе на том уровне, на котором завершается работа с минимальным «жанром» и начинается выход во внежанровую конструкцию.

события, совершенно конкретно никак не зафиксированные во времени (возможно, это восстанавливается по мелькающим кадрам хроники, которые видны в телевизоре в квартире, где разворачиваются практически все события, но для этого надо быть специалистом по исламской революции, аятолле хомейни и мехди базаргану), однозначно принадлежат к периоду 1984 – 1988 годов (активная фаза войны с бомбёжками тегерана, однако при этом – в квартире главной героини шидех есть видеокассета с курсом занятий аэробикой, записанным джейн фонда, а первые ее видео jane fonda’s workout появляется на видео в 1982 году – плюс поправка к этому на попадание в руки иранской домохозяйки, несостоявшейся как врач). плюс к этому – упомянутая шидех активность во время революции (февраль 1979 года), рождение ребенка (дочери дорсе – пять-шесть лет). мужа героини отправляют в илам – с большой долей вероятности можно говорить, что события происходят в 1984 году, когда началась так называемая «танкерная» война в заливе (но это – на уровне соображений неспециалиста, по результатам нескольких предположений и указок).

нескончаемые объявления ночной тревоги, когда обитатели многоквартирного дома собираются вместе в бомбоубежище, сначала предполагаемые – а потом и начинающиеся бомбардировки тегерана, разные судьбы жителей, бегущих то из столицы, то – в другие страны, приводят к тому, что шидех с дочерью остаются в доме одни – перед лицом нашествия джиннов, приходящих с порывами ветра, так и падающие бомбы, одна из которых, неразорвавшаяся, пробивает верхний этаж дома.

квартира – это условное «место свободы», в котором шидех может условно оставаться «свободной женщиной», еще помнящей времена до революции, западный тип одежды и поведения, обучение в университете, путь в который ей после революции окончательно закрыт. отрицая всё, что относится к суевериям (как врач, пусть и несостоявшийся, она – на сугубо рациональных позициях), она не может противостоять самому главному суеверию – тому, что война может быть победоносной, что она – это всего лишь бои и сражения. картина последовательно нагнетает немыслимо параноидальную атмосферу страха, прячущегося в самых обыденных вещах, пробуждающую в человеческом существе самую глубокую архаику, противостоять которой невозможно. ужасы, преследующие шидех, на этом уровне – безликие, бестелесные, струящиеся, обволакивающие, не принимающие реальных форм, но при этом – реально угрожающие и ей, и ребенку.

тугой узел тем от положения женщины в жизни, в которой победила революция, до позиции самой женщины, не желающей смиряться с тем, какое ей окружающим миром отведено место, от войны как болезни, медленно подтачивающей «здоровье будущего» - к войне как демоническому буйству, ослепляющему и уволакивающему в преисподнюю – эти темы соединяются в одну целостную картину, мощную, бьющую прицельно и не оставляющую ни выхода (к которому можно только пробиться на одном инстинкте самосохранения), ни надежды: этому миру оторвали голову, и в неизвестное грядущее везется только бездыханное тело, «зараженное» неотвратимым приходом грядущих более страшных демонов.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments