rizonomad (rizonomad) wrote,
rizonomad
rizonomad

Category:

туннель (터널) – реж. ким сун-хун (2016)

выпущенный в начале августа на экраны, фильм явно претендует на то, чтобы стать одной из картин, которые в декабре поборются за «синего дракона». не без оснований – экранизация романа су чжэ-уна, фильм достаточно легко балансирует на грани фильма-катастрофы, психологической драмы, местами – комедии (хотя это очень небольшие вкрапления), вместе складываясь в структуру, находящуюся вне жанров – и на их пересечении; «бесформенная форма», он как раз может рассказать универсальную историю, которая может толковаться в различных ключах, не теряя от того ни грана впечатления.

действительно, сильное зрелище, пусть и выглядящее очень статичным, достаточно медлительным и неповоротливым – но, видимо, именно такое впечатление и было необходимо для того, чтобы рассказать историю ли чжун-су, попавшего в завал в обвалившемся в горном туннеле и проведшего там тридцать пять дней до того, как его полумёртвым извлекли наружу, после того, как под давлением жена подписала документы об отказе от поисковых работ.

фильмы-катастрофы, как правило, не могут быть монотонными и «камерными», а именно такое камерное впечатление производят все сцены, связанные с пребыванием чжун-су в завалах – и мастерство режиссёра с оператором как раз и было в том, чтобы передать это практически в полной темноте зрелище переживаемой клаустрофобии, надежды, уныния, отчаяния и совершенно звериных реакций. персонаж, до последнего пытающийся оставаться человеком, не деградирует, но с него словно постепенно слезает оболочка не то, чтобы культурного, но привычного к цивилизации человека. мини-робинзонада, в которой роль пятницы отведена симпатичному мопсу, оставшемуся герою от погибшей под завалом девушки, растягивается, потребности героя постепенно сводятся к самому минимуму, редуцируясь в финале до одного: жить. роль, на первый взгляд, не очень выразительная, но ставшая рельефной из-за ха чжун-у, сыгравшему всё практически только одним лицом, передавшему все эмоции и состояния.

обреченность, иногда идущая в паре с одиночеством, ярко отсвечивает в этом фильме, смотря который ты вспоминаешь и «в одиночку через тихий океан», и «бездну», и «дневник полярной экспедиции», и, как ни странно, «марсианина». почему-то первым вспоминается именно он, хотя, кажется, нет ничего общего. однако ситуация полного обособления, отделения и момент утраты любой надежды играют свою важную роль. недостаточно поместить человека в ситуацию обособленности и одиночества – одинокий по своей природе, современный человек не переживает это как форму угнетения или наказания. но лишение комфорта делает его особо уязвимым, и это, вероятно, та новая форма пыток, которые могут угрожать каждому.

лишить благополучия и отрезать от мира, отказать в возможности выхода – там, где мир кажется во всех смыслах надёжным и спокойным, это становится поводом для сильнейшего стресса, из которого практически не выйти. положение усугубляется тем, что человек воспринимается как кот шрёдингера, ни жив, ни мёртв. точно так же нивелируется его ценность (если таковая вообще где-то присутствует, кроме как в публичном официозном дискурсе, по поводу которого фильм прохаживается с особым усердием). и несмотря на все эти изменения, которые должны были бы вытравить из внутренностей человеческое, остается возможность горя и трагедии, с какой воспринимается потеря – в фильме это что-то вроде генетической неистребимой памяти, вроде рефлексов, которые одинаково сильны и у взрослых, и у детей: пронзительная сцена, в которой жена героя на радиостудии обращается к нему, не зная, жив тот или мёртв, и вынуждена сообщить о прекращении поисков, является пиком, после которого сюжет уже не может идти вразвалку, так силён накал. и в этот момент, как ни странно (вернее – очень странно), лента начинает напоминать «ханчжи – собирание лунного света», одну из самых величественных лент последних лет об одиночестве и поиске собственного пути.

конечно, в фильме достаточно натяжек, которые заметны глазу – в этом смысле это то, что, например, невозможно не заметить, когда сравниваешь «жёлтое море» и «морской туман», картины, занимающие приблизительно одну нишу, но при этом настолько отличные. некоторые линии даны только более (вернее, менее) чем пунктиром. оно оттого не меньшей остается сила взгляда – это же искусство и универсальный рассказ, который не должен быть реалистичным и вызывать доверие именно у меня и именно сейчас. между правдой ситуации и правдой чувства делается именно правильный выбор.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments